автори

1225
 

записи

168640
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » dolomanova_s_w » Часть вторая_3

Часть вторая_3

10.09.1920
село Чернухино, Луганская, Украина
Свадьба

10 сентября 1920 в Дебальцево Андрей и Лида сфотографировались вдвоем. Уже как муж и жена. Они десять дней как венчаны. Снимок любительский. Фотоателье с их бывшими хозяевами то ли еще не перестроились под новую власть, то ли закрылись. Новые советские фотографы, видимо, были заняты более важными делами. Революционными. Так что, обязательное традиционное фото новобрачных в апартаментах фото-студий, с неизменным старинным креслом, в котором по-хозяйски восседает глава семьи, а жена, кротко стоит рядом, попросту отсутствует. Молодожены оба сидят. В полуоборота. Скорее как брат и сестра. Они даже очень похожи. Лидочка подстрижена очень коротко - вовсю бушуют эпидемии военного времени. Андрей всегда и везде аккуратно причесан и вовремя подстрижен. Светло-русые волосы c четким пробором слева, открывают высокий чистый лоб. Глаза большие, лучистые, светло-карие. Брови в меру густые. Прямой точеный нос. Губы не тонкие, четко очерченные. Чем больше я всматриваюсь в лицо своего деда, тем яснее вижу, как он хорош. Он свободно, раскованно держится. Не зажат даже перед фото камерой. Он знает, что привлекателен и умеет себя подать. Так снимаются любимцы публики, которые уверены в себе. На Андрее белая, шитая на заказ, рубашка в тонкую, не очень яркую полоску, с отутюженным жестким воротником, и галстук. Левую руку, согнув в локте, он положил на спинку стула, на котором, слегка спереди, тоже в полу-оборота к объективу сидит его молодая жена. Лидочка в шелковой ярко-голубой, в цвет глаз, блузе с широкими присборенными рукавами, защипами на лифе и круглым вырезом без воротника. На шее достаточно крупный медальон на цепочке, по моде тех лет. В этой, закрывающейся плоской круглой, коробочке она долгие годы будет носить на груди его портрет. У Лиды спокойное, кроткое выражение лица. Завтра они идут расписываться в ЗАГС по новым революционным законам. В феврале 1919 года, а точнее 17 февраля, как раз в день рождения Лидочки, был подписан декрет Совета Народных Комиссаров УССР о регистрации браков. Без бумаги-выписки из книги записей браков, любовь и жизнь вдвоем мужчины и женщины считается недействительной. Даже неприличной и аморальной. На долгие годы. Это будет теперь называться брутальным и двусмысленным словом - сожительство. Венчание здесь вообще не причем. Оно даже, как бы, вредно, так как не согласуется с атеистической моралью новой власти. А церковь, вера в Бога, вообще, "опиум для народа". И лучше об этом не распространяться, а помалкивать. Лида всегда отличалась законопослушанием и пристрастием к порядку во всем. Спустя много лет, когда я буду уже взрослая, моя бабушка Лида скажет мне "под большим секретом", что она со своим единственным мужем Андреем венчалась в церкви. Мы смотрели какой то фильм о старинной жизни и там батюшка в церкви осенял золоченым крестом невесту в белом убранстве и жениха. Бабушка сказала, что и над их головами шаферы - свидетели держали золоченые витые богато украшенные короны - венцы. Откуда и название обряда - венчание. Жених и невеста тоже целовали крест в руках священника. Все было величественно, волнующе и таинственно. По ее интонации и немногословию, будет ясно, что это очень значимое событие в жизни, не то что нынешние штампы в паспорте. Но тогда, в 1920 году регистрация брака, тоже была явлением новым, непривычным и от этого ярким и запоминающимcя. Наутро, 11 сентября 1920 года в Дебальцевском подъотделе записей актов гражданского состояния (ЗАГСе) "о добровольном вступлении в брак и об отсутствии законных препятствий" заявили: Андрей Терентьевич Спиридонов, 24 лет. Холостой. Родился в "Донецкой губернии, Енакиевского уезда, Чернухинской волости и села"  и  Лидия Порфирьевна Дегтярева, 22 лет, девица. ( Место рождения почему-то указано г. Верхнеднепровск, хотя во всех последующих документах и автобиографиях - г. Днепропетровск.) Оба первым браком. Свидетелями были друзья Новосельский и Иванов. Жених так волновался, что подписываясь - Спиридонов, пропустил первую букву "и", которую потом подставил сверху. Лида расписалась - Л Спиридонова, тем самым указав будущую свою фамилию. Порядковый номер регистраций в книге записей браков за 1920 год был 122. Уплатили "гербовый сбор в сумме двадцати рублей", получили на руки тоненький листочек с наскоро сработанной печатью и призывом на ней " ... всех стран соединяйтесь". Абсолютно неразборчиво кого призывают соединиться, но, тем не менее, именно в этой организации, подобные воззвания, мне кажутся, наиболее уместны. И не столь уж и важно "пролетариев ли всех стран" зовут соединяться или просто любящих друг друга людей. На обратной стороне листочка восстановили запись священника из Николаевской церкви о венчании. Для верности. Видимо, все же так было привычней и правильней. Тоненький листочек, размером в обычный писчий лист, со временем истрепался и на сгибах стал рваться. Лида подклеила его для прочности на более плотный лист, благодаря чему он и сохранился до наших дней.

Свдаьба. Свадьбу играли 12 сентября в Чернухино в большом доме Спиридоновых. Народу собралось много. Весь поселок. Терентий Харитонович и Ефимия Андреевна женили сына - единственного, любимого, образованного, видного. Но и невеста была подстать. И лицом пригожа, и профессией такой редкой в то время для барышень и нужной для людей, и нравом покладистым и ровным. В соответствии с новыми революционными веяниями, быстротой принятых решений и то, что уже и венчание состоялось почти две недели назад, и регистрация в Дебальцево накануне, никаких подвенечных платьев с фатой невеста не припасла. Лида была в той же новой блузе, что и в ЗАГСе, длинной темной юбке на широком поясе и туфельках на каблучке. Кстати, ножка у невесты была миниатюрной по теперешним меркам - 34 размер. Как у Золушки. Единственным украшением служил медальон на шее. Жених - в белой накрахмаленной сорочке в тонкую полоску, черном костюме и кожаных черных туфлях. Только галстук сменил. Сорочка на европейский манер из новомодной, тонкой и хрустящей ткани, смотрелась на фоне разнообразных, хоть и нарядных, косовороток и толстовок, утонченно и изыскано. На свадьбу собрались многочисленные родственники. Сестры Ефимии Андреевны, родные и двоюродные. Паша - неразлучная сестра и подружка, муж ее - Лука. Их дети. Братья Драгуновы. Один из них, Тимофей, был почти одногодок с Андреем. Они дружили, вместе учились, гуляли. Ходили на танцы и ухаживали за девушками. Родичи - Марфуша, Михаил, Вера. Совсем юные и молодухи. Деды и прадеды. Старухи и детвора. Еще не забыты голодные годы разрухи мировой и гражданской войн. Набеги всевозможных банд. Налеты продотрядов, когда для нужд Красной Армии выгребали из подвалов и кладовых все припасенное и для жизни, и для весенних посевов. Зерно, картошку. Увозили всю птицу. И казалось, не подняться. Но трудолюбивые, рачительные, "хозяйского батька диты" опять пахали, сеяли, сажали. Растили любовно. Ходили за скотом, коровой упорно, каждодневно. Не покладая рук. Спиридоновы были трудягами. И к осени смогли сыграть достойную свадьбу своему любимому сыну. Угощения были разнообразные и по тем временам многочисленные. Но нехитрые, а вкусные и сытные. Настоящий пир горой. Жареные утки. Холодец из петуха. Солянка - на Украине это тушеная капуста с мясом. Свежие - с грядки помидоры, огурцы. Свои же соленья из бочек. Неизменная разваристая горячая белая картошка. Деревенская свежайшая, жирная и сладкая сметана. Испеченные караваи. Обязательный для свадебного стола курник - блинчатый пирог с курицей и рисом. По верху украшенный фигурками из теста, румяный и сочный. Пироги с капустой и ливером. Душистые ватрушки. Сладкие булочки с изюмом и пирожки с яблочным и сливовым повидлом. Пили в меру. Белую, горькую - мужики и сладкие наливки: вишневые, малиновые - бабы. А детворе - квас, компот. Гуляли на свежем воздухе. Длинные столы поставили на веранде. Наелись, накричались "горько!". Натанцевались. Попели песен. Еще и успели засветло сфотографироваться. На вечную память. Фотографироваться уселись на деревянных ступеньках перед парадным входом и верандой. Открытая деревянная веранда была выстроена на высоком фундаменте из сложенных и тщательно пригнанных плоских, разного размера, необработанных камней из песчаника. В Чернухино все невысокие заборы и фундаменты складывались из таких естественных материалов, вместо кирпича. Так и устроились в шесть ярусов. На ступенях парадного входа. Последний верхний ряд гостей стоит на веранде, облокотясь на ее заграждение. Во втором ряду в центре молодожены. Андрей левой рукой привлек к себе молодую жену, а правой взял ее руку. Он сидит вполоборота, чуть устремившись вперед. Лида прижалась плечом к его груди. Они, безусловно, красивая и гармоничная пара. Так прислонившись друг к другу и держась за руки, они выглядят слегка отстраненно среди этой простоватой публики. Среди гостей товарищи Андрея. Два из них в цивильных костюмах, рубашках с галстуками и ботинках. Это свидетели - Новосельский и Иванов. Еще двое коллег одеты в косоворотки. Брюки заправлены в высокие сапоги. На голове неизменные картузы с эмблемами строительных железнодорожников на околышах. Тимофей Драгунов со своей девушкой, которая доверчиво прислонилась к нему. Еще несколько, городских по виду, девиц - Лидины подруги. Они в светлых нарядных блузках и платьях. В нарядных белых туфлях и светлых чулках. Тут и мать жениха в светлом новом платье и с красивой прической из вьющихся пышных волос. И тетка Прасковья в выходном платье с белым, вязанном крючком, воротником. Молоденькие, совсем девчонки, двоюродные сестры с коротко стриженными, завитыми прическами. Множество сельских молодух в платочках, повязанных низко на лбу, почти до бровей. Старухи в платках, сложив руки на коленях, поспешили запечатлеть себя на фото для вечности. Вверху, на веранде, стоят мужики и облокотились на ограждение любопытные бабы. Их и вовсе не видно. Не попали в кадр.

Семейная жизнь. Затем началась прекрасная счастливая семейная жизнь. Андрей работал инженером-строителем на шахтах Донбасса. Лида была фельдшером приемного покоя больницы станции Дебальцево. Спустя полтора года, 8 января 1922 года в молодой семье Спиридоновых родился первенец. Сын Александр. Шурик, как потом всю жизнь его звали все: и бабушка Хима, и мама Лида, и младшая сестра Нонночка, все друзья и родичи. Лидочка ушла в декрет 24 декабря, за две недели до родов!! Вот такая она была энергичная, мобильная, работящая. Все спорилось в руках, за что ни возьмись. Сидеть без дела просто не могла. Свекровь невесткой была очень довольна. И приветливая, и быстрая, и ласковая. При этом, любую рану вылечит и боль облегчит. И домашним, и всей округе. На работу вышла, когда Шурику было полгода. Андрей в то время работал инженером на строительстве крупной Штеровской ГРЭС. Строили ее на реке Миус. Лида пошла заведовать аптекой амбулатории Штер-строя. В последствии, с 1965 года, этот строительный поселок в Ворошиловградской области стал называться г. Миусинск. С Шуриком возилась свекровь, баба Хима. Но тогда никаких хлопот по этому поводу никто не испытывал. Умой и накорми внука, а тут родни полно. Племянницы наперебой играют с ним как с куклой. Опять же сестра рядом, через огород. Братья и золовки. Каждое утро забегут, да так несколько раз на день. На руки схватят - обтискают. Летом во дворе простор. Следи только, чтоб никуда не заполз, не придушил, ненароком, играючи золотистого цыпленка, не уселся верхом на покладистую и терпеливую к таким играм кошку Мурку да не разбил себе нос. Да и то - до свадьбы заживет! А как без этого? В 1924 году город Юзовка в Донбассе переименовывают в Сталино. А в1925 Царицын на Волге становится Сталинградом. Второй ребенок, дочь Нонна - моя мама родилась 13 марта 1926 года. В этот раз Лида декретный отпуск и вовсе не оформляла. Родила маму, не отходя от аптеки. Шучу, конечно. Но по большому счету так это и было. Когда Шурику исполнилось пять лет, а Нонночке всего лишь годик, Лида уезжает вслед за мужем на ст. Чистяково в Донецкой области. У Андрея здесь серьезная работа инженера и она должна быть рядом. Станцию Чистяково впоследствии, а именно в 1964 году, переименовали в г. Торез. Был такой деятель французского и международного коммунистического движения - Морис Торез. Поскольку в 1964 году он умер, соратники в СССР решили увековечить память генсека французской компартии, назвав его именем рабочий поселок шахтеров и железнодорожников. Затем с марта 1929 года по декабрь 1930 вся семья переезжает жить и работать в Днепропетровск. Шурику пора идти в первый класс. Лида устраивается на новую работу - медсестрой в железнодорожной поликлинике. В автобиографии запишет, что работу меняет в связи с переездом по месту работы мужа. Андрей работает на одном из заводов Днепропетровска. Дети на руках у бабушки Жени - Лидиной мамы. Нонночке уже три года, Шурику семь лет. Что-то с работой Андрея в Днепропетровске не заладилось. Он специалист в области шахт, и менее чем через два года семья вновь возвращается в Донбасс, в Чернухино. Андрей по роду службы инженера строительного отдела вынужден часто бывать в командировках на сезонных работах. В частности, летом, он выезжает в г. Александровск Ворошиловградской области. Лида, тем временем, в августе 1931 года поступает в Днепропетровский мединститут. Имея за плечами стаж работы фельдшером почти 9 лет, двоих малолетних детей и любимого мужа.  Она все время в работе. Учится и одновременно работает медсестрой военного госпиталя. Вплоть до окончания третьего курса мединститута. Поступление в мединститут - долгожданная исполнившаяся Лидина мечта и важная веха в жизни. Семья отправляется в фотоателье, запечатлеть это важное событие. На снимке Лида с мужем и детьми. Она в шелковом темном однотонном костюме с объемными мягкими рукавами, схваченными у запястья тонким руликом. Украшением служит более светлый шелковый воротничок и вставка на груди из этой же ткани. Костюм шила бабушка Женя - Лидина мама. На груди две нитки искусственного жемчуга. Она в тонких прозрачных чулках, остроносых туфлях на шнурках и небольшом каблучке. Лида красавица. У нее большие, яркие, голубые глаза и черные волосы. Короткая стрижка, уложенная плойкой волнами по последней моде. Четко очерченные брови, нежный овал лица. Муж и жена сидят на стульях с высокими спинками, между ними небольшой округлый высокий столик. На нем маленькая Нонночка, обняла за шею маму и прислонилась к ней. На голове - большой шелковый бант. Белое выходное платьице с оборочками и фестончиками, с шитьем по краю. У дочки светлые волосы, светло-карие глаза и она вся "в папу". Андрей в светло-сером хорошем костюме, белой рубашке и галстуке. Как всегда и везде открытое, чистое, благородное лицо. Спокоен и уверен. На переднем плане на маленьком венском стульчике Шурик. Он в темном костюмчике - пиджак по типу френча с накладными нагрудными карманами и укороченные бриджи с манжетами. Черные чулки и высокие шнурованные ботинки. Голова у него побрита, но видно, что он светловолос в отца. Да и лицом очень похож на Андрея. Благородное семейство. Внешне вполне благополучное. Красивые доброжелательные лица. Через несколько лет эта семья распадется. Перестанет существовать. Лида останется с двумя детьми на руках в 37 лет. Ей еще год учиться в институте. Замуж она больше не выйдет.

23.04.2013 в 19:26


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама