автори

938
 

записи

135066
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » matyuhin » 10. Гибель капитана Соколова

10. Гибель капитана Соколова

02.11.1942
Малая Вишера, Новгородская, Россия

Когда продвижение наших войск было остановлено, начались длительные позиционные бои, длившиеся почти месяц. Противник начал методически бомбить позиции прорвавшихся войск, перемалывать их силы. Наши катюши были зарыты в землю до самых направляющих. Командиры и боевые расчёты находились в отрытых рядом траншеях. Почти каждые десять-пятнадцать минут налетали немецкие самолёты. В перерывах между бомбёжками наши орудия производили залпы. Можно себе представить обстановку этой непрерывной дуэли между нашими и немецкими войсками, с применением всех видов вооружения: ружейно-пулемётный, миномётный огонь, артиллерийская перестрелка, ужасающий вой наших катюш и немецких шестиствольных миномётов, вой пикирующих самолётов и разрывы сбрасываемых ими бомб. В этом аду спасала только водка, которую привозили вместе с продуктами - 100 граммов на человека, иногда и больше, поскольку выдавалась она по численности людей накануне боя.
В такой вот обстановке, в условиях нашей практической беззащитности перед воздушными пиратами, у капитана Соколова родилась мысль как-то противостоять наглым налётам, отомстить за безнаказанные бомбёжки. Он приказал своему ординарцу Воронину установить противотанковое ружьё таким образом, чтобы можно было стрелять по самолётам. Причём стрелять он собирался сам лично, и никакие уговоры окружавших его офицеров, в том числе и комиссара Орлова не подвергать себя опасности и не выходить из траншеи во время налёта, не смогли его остановить. Воронин исполнил приказание: ружьё было установлено на высоте человеческого роста и приспособлено для стрельбы вверх, под углом до 45 градусов. Выбравшись из траншеи, капитан направился к месту установки ружья, но дойти не успел: над батареями на небольшой высоте вдруг появились немецкие самолёты и стали сбрасывать свой смертоносный груз. Соколов был ранен осколками. Ранение оказалось тяжёлым и вскоре капитан умер.
Соколов был всеобщим любимцем и рядовых и командиров, и весь дивизион был потрясён. Все почувствовали себя осиротевшими. Неудача военной операции, - а это уже осознавалось всеми, - и гибель любимого командира объединились в сознании людей и создали какой-то общий трагический настрой. Особенно страдал ординарец капитана, Воронин - крепкий мужик с доверчивым, скуластым лицом, бывший рабочий-метростроевец, человек бесхитростный, до предела честный, которого капитан сам выбрал из многих рядовых бойцов и приблизил к себе. Соколову органически присуще было чувство юмора и он в шутку, сейчас трудно уже сказать почему, окрестил Воронина Кузьминым*. Все мы любили капитана Соколова, Воронин же его боготворил.
После гибели Соколова Воронин не находил себе места. По моему, он считал себя виновником его смерти: он мог бы и не выполнить приказа, поскольку выполнение его было опасно для жизни командира. В суматохе боя он мог бы вообще «забыть» о нём, но он был человек исполнительный, пунктуальный… Потерянный, обезумевший Воронин открыто ходил по огневым позициям, между врытыми орудиями, не обращая внимания на траншеи, ища свою гибель. И он вскоре нашёл её. Минут через 15 после того, как капитан Соколов перестал дышать, при очередном налёте Воронин был смертельно ранен.
Под вечер в тот же день в тыл полка привезли два тела: командира дивизиона Соколова и его ординарца Воронина. Их положили вместе, в одной могиле. Несколько прощальных слов сказал комиссар полка Химич, к сожалению, путая и называя Воронина Кузьминым. Был на похоронах и наш комиссар дивизиона Орлов. До митинга он и рассказал мне об обстоятельствах гибели Соколова и его ординарца, и о том, как его пытался успокаивать майор Химич и даже ставил ему патефонную пластинку.
Прогремели три ружейных залпа и засыпали тела Соколова и Воронина. Вставили в холмик деревянный колышек с дощечкой, на которой химическим карандашом были написаны их фамилии и инициалы. Писарь штаба написал стандартные извещения семьям погибших - «похоронки». О семье Воронина мне ничего не известно, а семью Соколова я знал по фотографии: жена-армянка и две маленькие смуглые девочки. Эту фотографию многие в дивизионе видели: капитан гордился своей семьёй и часто говорил о ней. Капитану Соколову было только 33, и среди офицеров дивизиона он был самым старшим!
На следующий день мы понесли ещё одну потерю: был тяжело ранен комиссар батареи политрук Жилин. В госпитале вскоре после операции он скончался. Жилин, по моим представлениям, был одним из лучших наших офицеров. Он казался мне человеком кристально чистым - и нравственно, и политически. Несмотря на молодость, ему было не более 27-29 лет, у него был полон рот искусственных зубов из белого металла. Известно было, что родственников у него не было и воспитывался он в детском доме. Сиротство Жилина отражало особую эпоху страны первых лет советской власти: родителей поглотила гражданская война, и он оказался в спецколонии, подобной той, которую описал Макаренко. В таких заведениях формировались не только отпетые жулики, но и фанатики новой социалистической системы.
Однажды Жилин приезжал в тыл для проверки расходования продовольствия в дивизионной каптёрке: вероятно, были какие-то сигналы о непорядках. Мы с начхимом стояли возле своей землянки, когда он проходил мимо. Он так внимательно, так пристально и изучающе посмотрел на нас, персонально на каждого, что нам стало не по себе. Этот взгляд мог означать только одно: «Сидите тут в тылу, окопались в своих землянках!.. Так не смейте брать ничего сверх нормы, не смейте воровать у тех, кто находится под огнём!»
Погиб он, решив отдохнуть в кабине батарейной полуторки, стоявшей наверху (не врытой в траншею) - ему нужно было побыть одному. В это время на бреющем полёте пролетел самолёт и сбросил бомбу…
В этих сражениях дивизион потерял людей больше, чем за все предыдущие пять месяцев пребывания на фронте.
_______________________________________________
* Возможно, от «Кузькиной матери», которую хотели показать немцам. Отсюда уже - «Кузьма» - «Кузьмин».

27.11.2012 в 17:36


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама