автори

1223
 

записи

168385
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » Kvitka » Жил-был такой человек в городе Грозном, как Георгий Семенович Стоцкий.

Жил-был такой человек в городе Грозном, как Георгий Семенович Стоцкий.

28.03.1940 – 11.03.2018
Грозный , Чеченская республика, Россия
Светлана Квитка и Георгий Стоцкий

 

 

 

Жил-был такой человек в городе Грозном, как Георгий Семенович Стоцкий.

Одни знали Георгия Стоцкого как врача-психотерапевта, другие называли его врачом от всех болезней, третьи считали его художником и поэтом, четвертые    Учителем восточных практик, целителем. В судьбе этого уникального и богатого на таланты человека все было переплетено как в древних магических рунах.

 

Сейчас, когда его не стало, я часто вспоминаю его высказывания, выражение его лица наполненного мудростью, глаза, улыбку и стихи. Встречая в нашем городе Переяславе знакомых, где Георгий Стоцкий провел свои последние четыре года жизни, я слышу от людей: «А ты знаешь, Светлана, мы Георгия каждый день вспоминаем! С его шутками-прибаутками любое утро – доброе!» или «Мы поначалу на его шутки обижались, а со временем поняли, что он для нас сделал!», «Знаешь, как не хватает сейчас Георгия Семеновича?! Был бы жив, приехали бы к нему, расплакались, а в ответ наполнились добротой и любовью к жизни!», «Когда мне тяжело бывает – вспоминаю его разговоры, а потом говорю себе: а как бы Георгий Стоцкий поступил в этой ситуации?». Я слушаю их и соглашаюсь, знаю, сколько еще людей вспоминают его, даже единожды повстречав на жизненном пути.

 

Этот удивительный человек обладал, можно сказать, волшебным даром. В добрых, светлых людях он пробуждал, высвечивал все самое лучшее и от этого они становились еще чище, еще добрее, светились, как алмаз на солнце. А вот люди с припрятанной гнильцой, камнем за пазухой, которым раньше удавалось все это успешно маскировать, наоборот, при встрече с Георгием Стоцким изливали, выплескивали наружу всю свою накопившуюся желчь, словесную грязь и злобу. Он говорил: «Они не виноваты. Это воспитание сделало их такими. Их злость и ненависть – это их боль и беда. Я знаю как им помочь. Но с их стороны нужно мужество – признать свое эго, свою гордыню».

 

На своих обучающих семинарах он рассказывал, что всего пять эмоций мешают нам жить красиво.

Это гордость, зависть, злоба, жалость и страх. Именно эти эмоции  делают людей не только вздорными, но зачастую толкают на тяжкие преступления.

 

«Гордость (гордыня порицалась во всех религиях). Есть ли чем гордиться в этом мире? Родиной? Но мы ее делаем хорошей для себя. В тот момент, когда мы гордимся, мы не совершенствуемся, любуясь собой, а жизнь не стоит на месте, и другие обгоняют нас. Чем кричать о патриотизме, лучше качественно поработать на своем месте на свое благо и на благо Родины. Детьми? Но мы их воспитали для себя и обеспечили себе счастливую старость. Творчеством, работой? Но ведь любая систематическая деятельность – это самосовершенствование. Когда мы  гордимся – мы не совершенствуемся. Чем меньший период времени мы уделяем гордости, самолюбованию, тем большего мы достигаем. Значит, радовать должен творческий процесс, а не его завершение».

Зависть (сюда можно отнести и ревность). Думаю, что она не требует пояснения и белой не бывает.

Злоба туманит мозг и не дает возможности адекватно ответить сопернику в физическом или интеллектуальном плане. Зато противник, действующий хладнокровно, нанесет ответ своевременно и качественно.

Страх парализует волю и не дает возможности ответить достойно, позволяя противнику действовать нагло и свободно. Абсолютное большинство заказных убийств, совершается не из злобы и зависти, а из страха и гордости.

Жалость (не путать с сочувствием: когда я сочувствую – я рядом, когда жалею, я над…) На ней играют родители и дети, друзья, руководители и подчиненные. Примеров, внимательно всмотревшись в жизнь, найдете сами сколь угодно. Данные эмоции прятать и сдерживать бесполезно, окружающие – не дураки, и всегда их обнаружат, сыграют на них, распускать вредно – плохо кончается».

 

Сам Георгий Стоцкий  в свое время прошел путь избавления от данных эмоций, а взамен приобрел, как говорил он, высшие эмоции. В советское время через самиздатовские переводные книги можно было почерпнуть запретные знания, чуждые строителям коммунизма. Георгию Семеновичу удалось познакомиться  с древнеегипетскими и индусскими писаниями, даосизмом, дзен-буддизмом, затем изучить – иудейские, христианские и мусульманские притчи.

 

Ему было интересно узнавать накопленные человечеством знания за всю историю. Сам он был верующим человеком, но не особо религиозным. В разговорах с друзьями Георгий Семенович говорил, что именно через дзен-буддизм осознал многие вещи, полезные для качественной жизни. Вот что он написал в одной из своих публикаций:

«Мне повезло увидеть, как одна религия перетекает в другую, как религии распадаются на тысячи течений, адепты которых непримиримо спорят по мелочам: креститься двумя перстами или тремя, работать в субботу или нет и т.д. и т.п., как религии превращаются в средство порабощения людей и в коммерческие организации. Увидел, что в религиозных источниках нет противоречий – это взгляд с разных сторон и стремление научить человека быть счастливым при жизни. Из-за несовершенства человеческого языка и различных трактовок данная мысль ускользает. Чистые источники помогли мне избавиться от гордости, от страха перед жизнью и смертью, от другого мусора, приобретенного в процессе жизни, а завистлив я и раньше не был. При этом сумел сохранить интеллект взрослого человека и вернуть детскую простоту и непосредственность, которую терял в процессе жизни и приобретения субъективных взглядов на жизнь, считая их истиной. Занимаясь лечением истероидов, наркоманов и алкоголиков, совершенствуя бизнесменов, убедился, что достижения простоты и ясности ума указаны во всех религиях и достижимы при приложении определенных усилий, а потраченные усилия стоят того, чтобы добиться поставленной цели». Но об этом лучше рассказать отдельно. Тем более, благодаря грозненским ученикам удалось сохранить перепечатку его самиздатовской книги 1970-х годов «Путь саморазвития».

 

Меня очень удивляла и восхищала в нем бесконечная мудрость и любовь к людям. Вглядываясь в его лицо на сохранившихся  фотографиях различных периодов его жизни,  я видела боль, печаль, но не безысходность. Знаете, как на иконах с изображением святых, видишь  глаза, наполненные болью за людей. Приходя на психотерапевтическую встречу с Георгием Семеновичем, большинство людей, рассказывая перипетии своей судьбы, задавали вопросы, желая понять, но почему это случилось с ними, почему так произошло, ведь так все хорошо по жизни, за что им столько несчастий и горестей. Психотерапевт Стоцкий в свойственной ему манере сразу прерывал поток вопросов, которые ничего, кроме усугубления положения, разрушения психики, неспособности действовать в существующей реальности, не приводили. «На мистические вопросы: «Почему? За что?» не отвечаю. Есть только два хороших вопроса в жизни: что делать и как делать? В любой ситуации эти два вопроса помогут сконцентрировать внимание на конструктивных решениях»,  – отвечал Георгий Семенович.

 

С появлением социальных сетей и возможностью вести свой блог, Георгий Стоцкий активно включился в общение с людьми с целью улучшить этот мир, общение и понимание. Забавно, но любой свой комментарий, начало поста он всегда начинал с короткого приветствия, а заканчивал «с уважением». В социальных сетях это не принято, люди сразу начинают высказываться. С улыбкой я наблюдала как некоторых передергивало его искренние «Здравствуйте» и «с уважением». Его «Здравствуйте» чистое пожелание здоровья. Согласитесь, очень значимая ценность. А из-под пера, клавиатуры врача-психотерапевта это воспринимается актуально. Одному нетерпимому оппоненту к его приветствию, Георгий Семенович ответил: «Так всегда поступали на Руси и сейчас здороваются в деревнях и небольших городках даже с незнакомыми людьми. А мое «с уважением» – настоящее уважение к оппонентам, даже к самым непримиримым, либо бредящим, глумящимся, бесконечно лживым, пытающимся оскорбить меня».

 

Я помню, как Георгий Стоцкий, заметив мое открытое пренебрежительно-брезгливое отношение к одной чиновнице, которая чинила мне всякие препятствия по внедрению инноваций в школьную жизнь, сказал: «Светлана, это некрасиво и не по-людски. Не делай так больше. Ты ж психолог! Нужно уважительно относиться к любому человеку! Как только ты перестаешь уважать, даже своего врага – ты сразу проигрываешь!».

 

 В горячке я тогда ответила: «Вот, когда стану такой святой, как ты, так и буду делать!». Слова из меня вылетали тогда быстрее чем мысли. Чуть поостыв, я осознавала правоту сказанного мужем. Приведу слова Георгия Семеновича из книги «Путь саморазвития»:  «Оскорбить человека, обидеть его морально, наказать физически совсем нетрудно, но это – аморально и никогда не приносит настоящего большого удовлетворения, наоборот, оставляет ощущение собственной неполноценности. Гораздо полезнее и приятнее направить движение ума на пользу людям, без ожидания благодарности. Благодарность придет сама, совсем неожиданно».

 

Искреннее и уважительное отношение к людям настолько было сильно в Георгии Стоцком,  что чувствовалось каждым общающимся с ним. Например, дело было в советском Грозном. Чиновник из отдела культуры пригласил Георгия Семеновича на серьезный разговор. И не здороваясь, сразу начал с бранных слов, ругательств. На что тот молча  выслушав, улыбнулся и ответил: «Я – скопище всех человеческих недостатков. В меня люди смотрятся, как в зеркало, и каждый находит свое». Чиновник после этих слов рассмеялся и пожал ему руку. Если память мне не изменяет, то поводом для встречи послужил шелкографический рисунок в виде копенгагенской русалки на галстуке, национальные орнаменты на женских косынках. В 80-е годы XX века советскими чиновниками одно считалось чуть ли порнографией, а другое – чрезмерным национализмом.

 

Кстати, Георгий Стоцкий очень хорошо рисовал, он писал картины. В Грозном собирались делать его персональную выставку. Я раньше думала, что Чеченская война помешала. Но в одной из бесед с ним, я поняла – он сам не захотел. Посчитал персональную выставку – как поощрение своей гордыни. А вот со стихами, пьесами, сказками другая история. В 1971-м году Георгий Стоцкий решил получить второе высшее образование. Поступил  в грозненский университет на филологический факультет. Учился денно и нощно. Именно тогда увлекся написанием сказок для детей. Про стихи говорил, что они сами просились на бумагу. Щедро раздавал он свои творения друзьям и знакомым. Рецензии на его произведения писала известная чеченская поэтесса – Раиса Ахматова, поэтесса и критик Елена Жеребцова, и другие.

 

 В последнюю четверть жизни он записал по памяти лишь несколько забавных стихотворений для настроения и опубликовал их на портале стихи.ру. И даже в этих его шутливых стихотворных строках есть загадка – каждый, кто их прочтет, чувствует свою истинную сущность и выплескивает в пространство то, чем может поделиться: смех, злобу, гнев или радость.

 

Очень бы хотелось отыскать в архивах радиовещания радиоспектакли для детей по  его сборнику «Сказки мудрой змеи». По словам Георгия Семеновича для детских передач покупали его сказки студии Киева, Таллинна, Москвы, Алма-Аты. Обидно, что выпускали их под псевдонимами, поскольку КГБ не дремало. Доходило до смешного – кгбисты ходили за Георгием Стоцким следом по высоким кабинетам и давали распоряжения не принимать его на работу. Не давали возможности лечить людей, заниматься наукой, мешали творчеству.

 

Георгию Семеновичу помогало то, что к нему, как к врачу-психотерапевту обращались за помощью высокопоставленные чиновники, у которых близкие родственники страдали психическими заболеваниями или алкоголизмом. «Он помогал всем – сильным мира сего и слабым. Никому не отказывал в поддержке. Он спасал даже тех людей, которые не хотели жить, неоднократно пытались покончить с собою после потрясений или смерти детей. Буквально вытаскивал их с того света!» – вспоминает о нем грозненская поэтесса Елена Жеребцова.

 

До поры до времени Георгию Стоцкому удавалось быть на взлете, чтобы и людям помогать, и семью обеспечивать, заниматься личностным и профессиональным саморазвитием, наукой, творчеством. На все находилось время.

Вспоминая свою жизнь, перелистывая странички в памяти, Георгий никогда не пытался приукрасить или обелить свою биографию. На семинарах, работая с алкоголиками, он приводил факты из своей жизни, как пример возможности в любой момент времени начать новую, наполненную жизнь. Очень негативно относился к кодированию от алкоголизма. Говорил, это как собаку держать на цепи, которая со временем все равно сорвется. Собака бежит на свободу, а алкоголик – прибегает к выпивке, погружаясь в ложный экстаз. Кстати, занимаясь лечением алкоголизма, как врач через психотерапевтические беседы, он ставил своей целью изменить мировоззренческую философию личности. Сам же занимаясь проблемами алкоголизма, он ни разу не сделал глотка спиртного. Когда его спрашивали: «От курения можешь избавить?». Георгий отвечал: «Больной не имеет право лечить другого больного». Курил он много. В лучшие времена хороший заграничный табак и сигареты, в худшие – более доступное курево. Перед смертью за три месяца уже не мог курить, испытывая адскую боль. Георгий Семенович недоумевал,  как врач-дерматолог может лечить других от псориаза, если все его лицо покрыто красными пятнами, сыпью. Наблюдал и среди коллег, врачей-психотерапевтов, некоторые поведенческие странности, отклонения. Считал, что если врач не может вылечить себя, то он не может лечить других.

 

Про себя Георгий Стоцкий своим пациентам рассказывал: «Было время пил, гулял так, что в 27 лет подхватил инфаркт и провалялся полтора месяца в больнице. Считал тогда, что я умнее всех близких и знакомых, пытался их строить. К 35 годам задумался: и зачем мне так жить, когда никто меня не понимает, многие боятся, а правду в глаза никто не говорит. Махнул я на эту никчемную жизнь и пошел заниматься каратэ. Тренеры были жесткие и я, месяца четыре думал, что сердце оторвется, и сдохну, но тренировки не брошу». Кстати, благодаря влиянию Владимира Высоцкого, Георгий Стоцкий в свое время бросил употреблять алкоголь. Всеволод Абдулов при встрече шутил: «Надо же как Володя тебя закодировал!». Георгий, вспоминая Володю Высоцкого, всегда говорил про него: «Гений! Настоящий мужчина и любимый мой Учитель! Никогда не исчезнет из памяти настоящих порядочных людей!»  

 

Удивляюсь, как на все Георгий Семенович находил время, несмотря на препятствия со стороны кгбэшников. Он был самоорганизован. Все его увлечения, интересы, работы, хватили бы на несколько биографий. Может, поэтому одни его знают, как врача, другие как художника, третьи как тренера по каратэ. Своих пациентов он также приобщал к тренировкам каратэ и альпинизму. Помню, как друзья-альпинисты говорили Георгию Семеновичу, собиравшему новую группу из числа своих пациентов для похода в чеченские горы: «Мы – альпинисты отбираем сильных из сильнейших. А ты ведешь в горы слабых и делаешь их сильными». 

 

В книге по саморазвитию Георгий Семенович пишет: «Все мы хотим научиться духу времени, хотим не пропустить новых направлений в науке, в жизни, уметь творчески мыслить и действовать. Для гармонического развития личности необходимо развивать тело, интеллект, дух. Наши занятия по саморазвитию строятся на этих трех основных взаимосвязанных аспектах, их развитии. 1. Развитие тела. 2 Техника самообороны и интеллект. 3 Духовная жизнь».

 

Георгий Семенович рассказывал о своих старших друзьях-товарищах, общение с которыми обогащало его мировоззренческие взгляды. Это узник Бухенвальда, художник-антифашист, картины которого выставлены в девяти музеях мира, Леонид Иванович Царицынский. Бывший летчик-истребитель, талантливейший художник и архитектор — Александр Софронов. Фронтовик, кинооператор-документалист, журналист Анатолий Павлович Жеребцов. Георгий  Стоцкий говорил, что этим ребятам удавалось найти самиздатовские книги, зарубежную литературу, которую переводили. Одну из книг Брюса Ли он и сам перевел с венгерского и самиздатом выпустил свой перевод.

 

Георгий Стоцкий в начале 80-х добыл оригинал запрещенной коммунистической партией записи Владимира Высоцкого в Грозном от 1978 года, которую после концерта приказано было уничтожить, и впоследствии сумел передать ее Эльдару Рязанову для фильма «Четыре встречи с Владимиром Высоцким». Поэтому он есть в титрах этого фильма! Именно Анатолий Павлович Жеребцов, дедушка писательницы Полины Жеребцовой, первым на телестудии Грозного спрятал эту запись в 1978-м году, воспротивившись подлому приказу коммунистической партии об уничтожении. Он сделал копии записи, раздал их доверенным сотрудникам телестудии: молодежь в это дело никто не посвящал, рисковали собой опытные кинооператоры и редактора – люди старой закалки. Затем Анатолий Павлович уже через несколько лет помогал моему мужу искать оригинал записи, они оба хотели убедиться, что отправят лучшую версию Эльдару Рязанову. Оригинал по качеству был выше копий, его несколько раз перепрятывали, какое-то время он хранился дома у Анатолия Павловича, а затем оригинальная запись была передана им другим сотрудникам и ее опять спрятали на телестудии.

 

Позже в Грозном состоялся большой вечер памяти Володи Высоцкого, который организовали журналист и кинооператор Анатолий Павлович Жеребцов и мой муж, Георгий Семенович Стоцкий. Им помогали люди из творческого объединения памяти Высоцкого. На вечере были вручены дипломы и награды, в том числе за спасения записи. Присутствующие на этом знаменательном событии грозненцы вспоминают, что Георгию Стоцкому и Анатолию Жеребцову именно там присудили звания заслуженных работников культуры Чечено-Ингушской АССР.

 

В 1985 году в Вильнюсе произошло трагическое событие – убийство актера Талгата Нигматуллина. Под это преступление КГБ начинает травлю всех изучающих йогу, каратэ, восточные практики. За эти занятия сажают кандидатов и докторов наук по придуманным уголовным преступлениям. В Москве, Питере, Киеве, Екатеринбурге… талантливые ученые, как под копирку, получают по четыре года заключения. В то время Георгий Семенович занимался каратэ, изучением дзен-буддизма и даосизма. О нем в грозненской газете выходит фельетон. В советское время такая публикация в газете – означала «Фас!», «Ату его!». Поняв указание сверху, его незамедлительно уволили с основной работы.

 

Он устраивается сторожем на стадион, затем друзья помогли на полставки оформиться художником. Но вскоре товарищам из комитета и это не понравилось. Как так человек живет, не унывает, не дадим ему работать. В 1988-м году Георгий Семенович вынужден был покинуть Грозный. Уехал работать в Москву. В Москве Георгий Семенович и раньше бывал, где познакомился, как он любил говаривать, со многими хорошими людьми. В частности, рассказывал о знакомстве и общении с известным философом Александром Георгиевичем Спиркиным. Восхищался, как ученому в советское время удалось написать прекрасный учебник по основам философии, написанный доступным, понятным языком. Так четко и понятно изложить сложные, глубокие вещи. При встречах говорили много о возможностях человеческой психики. Георгия в начале 90-х годов приглашали в институт психологии и педагогики тестировать экстрасенсов. Предлагали открыть свою лабораторию. Но он отказался, четко осознавая, что все равно придется работать под колпаком.

 

Немного расскажу о его научных исследованиях 80-х годов. Вот что Георгий Семенович рассказал в своем интервью журналисту Александру Матвиенко: «В результате многолетней врачебной практики, я пришел к выводу, что онкология, психиатрия и дерматология – заболевания одного порядка. Любые воспалительные процессы, в том числе и воспаление легких, фурункулёз – это вторичные проявления, всего лишь последствия. В организме человека живут стафилококки, стрептококки. Они поселяются на ослабленных тканях, образуют микозы. В человеческом организме их более 250 видов. И в тоже время этот симбиоз нельзя полностью уничтожать, потому что тогда и сам человек может погибнуть. А вот как их обуздать, чтобы они не вызывали психических заболеваний, это еще вопрос. Даже первопричина сахарного диабета грибкового характера. Как и большинства других заболеваний. У меня были больные, я проводил эксперименты, брал анализы, исследовал. Пришел к выводу, что психические заболевания вызывают биоцестин и псилобицин (галлюциногенные вещества, что содержатся в грибках. Они образуются в основном в суставах, проникают в мозг и делают человека, либо гениальной, либо сумасшедшим). Зайдите в психиатрическую больницу и почувствуете запах не лекарств, а больных тел. Я наблюдал их четыре типа: бледное тело, тело покрытое прыщами, коричневатое и зеленоватое».

 

Георгий Семенович утверждал, что мозг человека абсолютно здоровый и человек может прожить двести лет при определенных условиях. Если у гипертоников в мозг поступает углекислый газ СО2, то у эпилептиков – этот газ уже в жидком состоянии. Он «дергает» мозг и тот включается, запуская в работу мышцы, как парный орган сердца, чтобы быстрее этот газ прокачать. И это является причиной судорог. Судороги у эпилептиков часто считают результатом травм, а за травму принимают первое падение. Начинают искать очаг заболевания в мозгу. А найдя, вскрывать его. Приступы временно прекращаются, однако через некоторое время образуется новый очаг. То же самое происходит, когда эпилептикам вживляют в очаговую зону электроды: через пять лет надо менять место. Лечат не причину, а следствие. Человек продолжает жить, но все время приходится поддерживать его лекарственными препаратами. Со своими лекциями Георгий Стоцкий выступал в МГУ, как приглашенный специалист, с целью донести суть своих исследований, подтвержденными многолетней практикой.

 

 По исследовательской работе Георгия пригласили в Канаду, предлагали там лабораторию. В определенный момент жизни Георгий Семенович отказался по семейным обстоятельствам. Мама была жива и наотрез отказывалась уезжать из России. Георгий, как единственно выживший из ее десяти детей, не мог ее надолго оставить. Но когда друг из Москвы, работающий дипломатом в Нигерии, неожиданно предложил поработать несколько месяцев врачом при Посольстве, Георгий Семенович согласился. Георгий  Семенович не вдавался в подробности, рассказывая о пребывании в экзотической стране, он  ограничился своим коротким выражением на все случаи жизни: «Веселое было время!». На что я ответила: «У тебя всегда – веселое время! А жизнь -  приключенческий роман со всеми полагающимися атрибутами: захватывающая неизвестность, накал эмоций и страстей, краеугольные ситуации, спасание людей и всегда хэппи-энд». Меня искренне восхищали его немногословность, сочетание казачьего мужества, еврейское философское отношение к жизни и юмор в любых жизненных ситуациях.  

 

Георгий Семенович побывал с визитом и в Канаде, встречался с представителями казацкого рода, которые прекрасно помнили и сохранили дух казачества, пронеся его через столетия. В свою очередь, он рассказал свою родословную и те знания о казачестве, которые передала ему Бабушка, знавшая историю своего рода, начиная с четырнадцатого  века. Так что знал Георгий Стоцкий, каким чином предки из Запорожья переселились на Кавказ.

 

Предки Георгия Семенович столетьями жили в Чечне и относились к казакам (семья была депортирована с родных земель в двадцатых годах XX века, еще раньше, чем были высланы ингуши и чеченцы, а затем оставшиеся в живых – вернулись). Прапрадеды Георгия Семеновича на чеченскую землю прибыли когда-то из Украины, в частности, из Запорожья, а его деды уже жили на родной земле Кавказа. Свою родословную Георгий Семенович знал очень хорошо, вплоть до четырнадцатого столетия, благодаря Бабушке по отцовской линии, родившейся еще до отмены крепостного права. Бабушка хорошо знала русский язык, украинский и поребрик (такой кубанский говор).

 

Себя он всегда называл терским казаком. Помню как-то зашли в паспортный стол заполнять бумаги. Его спросили про национальность. Ответил: «Терский казак!». На него искоса посмотрели, улыбнулись: «Так и писать?!». «Да вам же не разрешат,  – и улыбнулся в ответ, –  пишите, как принято «русский»». А дальше проводил маленькую лекцию по истории казачества, которую все завороженно с интересом слушали.

 

Георгий Семенович акцентировал внимание, что казачество – это межнациональный этнос. Зародилось казачество в Сербии, Словении, Черногории три тысячи лет назад. Тогда еще не то, что России, а даже и Московии не было. А когда она появилась, и существовала до тех пор, пока царь Василий Шуйский не придушил казачье восстание под предводительством Ивана Болотникова, казаки общались с Московией исключительно через Посольский протокол (представителя Министерства иностранных дел). Расправа над казачеством была мощная. Из десяти выживал всего один. Когда-то казачество было многочисленным, а владения казаков были растянуты на четырнадцать тысяч километров.

 

Казаки честно служили тому, кому они присягали, либо разбойничали и владели землями по праву победителей. Казаки никогда не выгоняли и не выдавали властям беглых из разных стран. Давали землю, дружелюбно относились. Своих традиций не навязывали, но и не позволяли никому их нарушать. Беглых и их потомков никогда не причисляли к казакам, даже, если те женились, выходили замуж за кого-то из казаков. Потомков от смешанных браков называли «байстрюками». Никогда казаки не носили штаны с лампасами. Только в советских фильмах. Казаков с первых лет становления советской власти уничтожали селениями, ссылали. Коммунисты хотели полностью стереть из исторической памяти казачество.

 

 Но как тогда появились фильмы про казаков, которые, хоть и нехотя, но все-таки перешли на сторону Советской власти?  Дело в том, что как раз пришло время тех потомков беглых, которые селились рядом с казаками. Стали называть себя потомственными казаками. Прошло много лет. Уже и советской власти не стало. Казачество стало возрождаться. Но скорее, это было псевдоказачество. Выживших из казацкого рода было немного. Больно было видеть, как в казаки можно было вступить, как будто в партию. Так, в 2013 году, заехав в одну из станиц на Ставрополье, Георгий Семенович хотел встретиться с атаманом. В ожидании возле штаба разговорился с одним молодым мужчиной. Георгий Семенович спросил: «А какого ты роду? Как твоя фамилия?». Мужчина ответил, да я не из казаков. «А по какому делу пришел в штаб?», – спросил Георгий Семенович. Собеседник охотно рассказал свою историю. Оказывается, записавшись в казаки, можно было устроиться на работу в охранники.

 

Казачество прекрасно жило при демократическом централизме около трех тысяч лет, пока не присоединилось к России, и не было разложено большой массой народа и сильным давлением. А ведь казачьи территории простирались от Дуная вдоль российских границ далеко на Восток и до Северного Ледовитого океана. Большие территории, связь между которыми была, но часто информация о нападениях запаздывала. Тем не менее, у казачества был мощный контроль, и это позволило демократии продержаться около трех тысяч лет.

 

Говоря о преобразования в России, Георгий Стоцкий всегда приводил в пример управление по принципу демократического централизма: «Там, где используется демократический стиль руководства, наблюдается высокая степень децентрализации полномочий, активное участие народа в принятии решений. Создается атмосфера, при которой выполнение служебных обязанностей становится делом привлекательным, а достижение при этом успеха служит вознаграждением. При этом поощрение и наказание отступают на второй план по сравнению с внутренним удовлетворением, которое получают подчиненные от реализации своего потенциала и творческих возможностей. При демократии прямой выбор руководителей всех уровней ведет к тому, что народ снизу избирает своего лидера. Он ему доверяет, а из этого вытекает строгая дисциплина и отсутствие распущенности. Государство процветает, люди в наибольшей степени удовлетворены». Иногда Георгия Стоцкого за такие высказывания называли идеалистом. На что он отвечал: «Лучше быть идеалистом, как я, как Оуэн, чем купаться в чужой крови. Мир исчезнет не оттого, что много людей, а оттого, что авторитарные системы власти воспитали слишком много нелюдей и рабов, не видящих реальность».

 

Вот что рассказывает Георгий Семенович в одном из интервью о своих родителях: «Мой Отец, в свое время сбежал из ссылки, из Минусинска. Ни в чем он виновен не был перед Богом и людьми, кроме своих политических убеждений. За это и отправили его в Восточную Сибирь, Красноярский край. Бежал разом с сибирской казачкой, которая стала впоследствии моей Мамой. Бежали как можно дальше от Сибири. Оказались в Севастополе, где Отец поступил в мореходное училище, а затем дослужился до капитана второго ранга. Как это бежал из ссылки и поступил в советское время в мореходку? Дело в том, что отец бежал из ссылки, найдя чужие документы. По чужим документам и поступил учиться.

 

Я родился в Севастополе. Перед немецкой оккупацией Отца в звании офицера перевели во Владивосток. Мы с Мамой и остальными сестренками, братьями выбрались из Севастополя позднее, уже под бомбежками. Больно вспоминать, но во Владивосток мы прибыли с Мамой вдвоем. Восемь моих братьев и сестер умерли от голода и болезней, а одна сестренка пропала – потерялась в суматохе на одной из железнодорожных станций. Я был физически слабым ребенком, страдающим рахитом. Соседка работала паспортисткой и предложила матери сделать новое свидетельство о рождении и указать моим местом рождения – Владивосток. В случае если выживу, то лучше скрыть факт нахождения на оккупированной немецкими фашистами территории. Так и получилось, что родился я в 1940 году в Севастополе, а по новым документам – в 1943 году во Владивостоке. Если бы не доброта и понимание жизни этой соседки-паспортистки, то кто знает, как бы в дальнейшем сложилась моя судьба, в случае обнаружения факта пребывания на оккупированной территории.

 

Отец погиб в 1944 году храбро сражаясь в Японском море. После смерти Отца мы с Мамой и Бабушкой, отцовской Мамой, перебрались на Родину Отца, на Кавказ. Я и мои предки по происхождению – терские казаки, которые жили вдоль реки Терек и других малых речек Южного Кавказа.

 

В 1949—м году мы добрались до города Грозного. Ни жилья, ни работы у родных не было. Наш родовой дом в Ачхой-Мартановском районе давно был занят другими людьми, захватившими его. Мама отправила телеграмму Сталину, что жена и сын погибшего офицера бедствует. И нам дали квартиру в Грозном».

 

Как-то я спросила Георгия Семеновича, где и как ты научился рисовать. Он ответил, что с детства Мама прививала ему интерес к искусству, культуре, хорошей литературе. Даже хотела, чтобы сын научился играть на скрипке, отдала в музыкальную школу. У Георгия не было отличного музыкального слуха и играть на скрипке, когда соседские ребята играют за окном в футбол, ему не очень хотелось. Поэтому пришлось оставить занятия музыкой. А вот профессионально рисовать, заниматься живописью Георгию было интересно. В художественную школу он поступил легко, учился там очень успешно. Почти закончил, если бы не одно обстоятельство. Сколько знала я Георгия, то всегда видела его умеющим постоять за свою честь и честь семьи. Вспоминаю один факт и по-доброму улыбаюсь: шли мы однажды по лесу, собирали грибы, которые он очень любил. И очутились дебрях, не ища легких путей. Я наклоняюсь, пытаясь пробраться вперед. А Георгий Семенович, только переступает, отодвигает, поднимает вверх ветки кустарников запутанных в траве и колючках. Я говорю: «Да вот здесь можно наклониться и пройти». А он мне: «Никогда ни перед кем не кланялся, голову не склонял».  Я еще подумала, вот как у терских казаков с детства впитывают честь, как надо высоко держать голову и не преклоняться не перед кем и не перед чем.

 

Продолжу рассказывать, что же это за обстоятельства помешали Георгию окончить грозненскую художественную школу. Повлияло одно происшествие в общеобразовательной школе, где Георгий хорошо учился. В школьной библиотеке работники удивлялись, что мальчик жадно читает и понимает зарубежную и русскую классику. К четвертому классу он перечитал Оноре де Бальзака, Ги Де Мопассана, Виктора Гюго, Жоржа Амаду, Пушкина, Есенина, Гоголя, Толстого и других. Библиотекарша, заподозрив, что может быть, ученик на самом деле не читает книжки, попросила его пересказать прочитанное. Георгий с удовольствием и со всеми мельчайшими подробностями пересказал.

 

Он рассказывал, как повезло с учительницей русского языка и литературы. Она была молодой, но в классе на ее уроках стояла изумительная тишина. Все ученики, даже последний хулиган в классе, слушали, раскрыв рот. Она с любовью передавала свой предмет и поэтому искренний интерес и любовь к литературе, русскому языку передавались каждому ученику. А вот математичка была постарше, но на ее уроках не было дисциплины. Ученики пытались подшутить над ней. То крысу в сумку подбросят, то кнопку подложат, чернила на учительский стул прольют. Почему так? В зрелом возрасте Георгий Семенович рассказывал, что она не любила детей, орала, по-хамски себя вела, могла оскорбить.  При этом сама не знала толком своего предмета и работу свою не любила. А дети чувствуют все. Вот и была взаимная неприязнь.

 

В тринадцать лет, шестиклассник Георгий столкнулся в школьном коридоре с директором, который, был не духе: директор получил нагоняй из отдела образования. И встретившемуся на пути шестикласснику дал в лоб. Да так, что подросток потерял сознание. Возмутившись такой несправедливости, ученик вечером подкараулил директора и выдал сдачи. Естественно, что из школы его исключили. Заставили исключить и из художественной школы. Но связи с художниками Георгий Стоцкий не разрывал никогда. Преподаватели его подростковые работы оценивали очень высоко. Мать не ругала Георгия за то, что он  ответил директору, несправедливо обидевшему его. Мама у него была удивительной женщиной. Воспитывая Георгия вместе с отцовской Матерью, они заложили в нем мужские качества, понимая, что нужно вырастить Мужчину.

Георгий Семенович говорил: «Мне повезло. Многие мои одноклассники впоследствии пошли по тюрьмам. Матери вкалывали на производстве, воспитывать было некому. Жили впроголодь. Приходилось воровать еду». Мать Георгия говорила: «Не ходи никогда окольными путями. Где повел себя некрасиво – возвращайся, чтобы извиниться, а  где тебя обидели, побили, туда – с честью постоять за себя!».

 

Георгий рассказывал, что хоть они и жили бедно с Мамой и Бабушкой, но в их доме всегда был белый хлеб. Сметану брали только на базаре. Рассказывал забавный случай про своего одноклассника, который часто приходил к ним в гости после школы обедать. Однокласснику нравился белый хлеб. Его семья не могла себе такое позволить. И вот Георгий придумал, как сделать так, чтобы и у друга тоже в доме был белый хлеб. После одной школьной экскурсии на хлебозавод Георгий пошел в гости к своему однокласснику и сказал его родителям: «А вы знаете, что на хлебозаводе белый хлеб женщины замешивают, а серый и черный – лошади копытами переминают». Родители у одноклассника были людьми необразованными и поверили другу сына. С тех пор и при их бедноте нашлись деньги на белый хлеб.

 

После шестого класса Георгий пошел учиться в вечернюю школу. Семиклассником устроился на завод учеником слесаря. Трудовой стаж у него начался с 14 лет. Стал ходить на тренировки по самбо. И впоследствии стал мастером спорта. Позднее увлекся каратэ, стал сам тренером.

 В 1961 году получив школьный аттестат, Георгий задумал сдать экзамены в Львовский медицинский институт. А его друг ингуш Магомед  Лотырев захотел учиться на художника. Георгий решил поддержать друга и поехал вместе с ним поступать в абрамцевское художественное училище. В итоге Георгий поступил, а друг нет. Экзамены Георгий сдал так, что ему сразу предложили аспирантуру. Но не захотелось ему одному оставаться в Абрамцево, и забрав документы, приняли они решение поступать во Львовский мединститут вдвоем, и поступили. Во Львове очень хорошо Георгий Семенович выучил украинский язык.

С поступлением в вуз у Георгия Семеновича тоже интересная история произошла. Сдал хорошо вступительные экзамены, но не добрал всего один балл. А дальше… Георгий сам удивлялся этой загадке. К нему подошел ректор и спросил: «Пойдешь учиться на украинское отделение?», абитуриент с радостью согласился. Не хотелось возвращаться в родной Грозный с позором, мол, не поступил. Георгий Семенович с теплом вспоминал Львов. Спустя несколько лет, приезжал туда со средним сыном. Подросток, увидев город-красавец воскликнул: «Ах, какой город! Как конфетка! Так и хочется положить в карман и увезти с собой!».

 

Про Георгия Семеновича Стоцкого я могу вспоминать и рассказывать долго. И, конечно, вспоминать все самое лучшее. В моих глазах, в сердце, он навсегда останется идеалом порядочного человека, Мужчины с честью и достоинством. В любых обстоятельствах он вел себя достойно и смело. В памяти других порядочных людей он останется Светлым человеком. Очень жаль, что ему не удалось закончить автобиографическую повесть «Медленное убийство». Георгий Стоцкий жил счастливо не благодаря, а вопреки всем обстоятельствам, которые кого-то другого могли бы сломить. Он помогал другим людям становиться сильнее и счастливее. В том числе и мне. Здорово, что у меня сохранились несколько его рассказов о друзьях.

 

На посмертном памятнике по моей просьбе выгравировали только его имя и фамилию.

Я указала дату его рождения и смерти 28.03.1940 – 11.03.2018, его роскошную подпись и отрывок из его стихотворения  «Клятва»:

 

Мне грустно, когда журавли улетают,

Порою комком слезы в горле стоят,

Смотрю в синеву, где клиновые стаи,

Курлыкая звонко, со мной говорят.

 

В стихах есть еще такие строчки: «Я вам обещаю, что сердце не дрогнет, когда окажусь перед смертью самой». Так и вышло. В жизни он говорил: «Если мне скажут, что через пять минут придем тебя убивать, то я не буду бояться, суетиться, я продолжу заниматься тем, чем и занимался».

 

Его Мама погибла во время Чеченской войны в Грозном под российскими бомбами….

 

Прихожу на его могилу и вспоминаю:

 

Я слышу в их крике зов сердца  к вершинам,

Парить не над кем-то, взлететь над собой,

Для милой планеты стать истинным сыном

И разума силу поднять над судьбой».

 

 

 

 

Светлана Квитка, учитель и психолог.

 

 

 

 

 

 

28.10.2021 в 13:39


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама