автори

1420
 

записи

192771
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » Nata_Pantavskaya » Все началось с вальса - 4

Все началось с вальса - 4

13.06.1960
Москва, Московская, Россия

     За завтраком начались неспешные разговоры  о здоровье мамы, папы, о школьных проблемах с русским языком у Лёвочки. Дина Исаковна заочно знала мою семью, т.к. до моей поездки часто разговаривала с мамой по телефону.

     - Вчера звонила ваша мама, - сказала она, - говорила, что дала вам к кому-то письмо и просила помочь узнать адрес этого человека. Письмо у вас?

     - Да, - отвечаю, - письмо к одному знаменитому драматургу из Грузии. Сейчас он живёт в Москве. Он седьмая вода на киселе, погибшему на фронте, маминому бывшему мужу.

     - Известному драматургу?! Значит, он знает всех в театральном мире! Он вам может помочь поступить в институт! - обрадовалась Дина Исаковна, - Мы его обязательно разыщем...

     - Не надо. Спасибо. Я и маме сказала, что не пойду к нему. Он абсолютно чужой нам человек.  В войну, когда маме после гибели мужа было очень тяжело в Тбилиси, он ей не помог. Да и нужен он театру, как толстый, ржавый гвоздь в диване!

     - Ой, что вы такое говорите!? - всплеснула ручками Дина Исаковна.

     - Это не я говорю. Это маме в рижском ТЮЗе сказали, - рассмеялась я. - Если и пойду к нему, то только со студенческим билетом передать привет от мамы.

     - А вы с характером, девочка, - покачала головой Дина Исаковна. - Ну, ничего! Что-нибудь придумаем.

     - А что тут думать!? - звони всем своим знаменитостям, и пусть они думают, как устроить Татку в институт!

     - Ты совсем глупый стал? - рассердилась мама. - Ты забыл, где я работаю? Ты не догадываешься, что Дом композиторов к театральным институтам никакого отношения не имеет? А все знаменитые, как ты говоришь, композиторы узнают меня только тогда, когда от меня денежку получают! Я всего лишь бухгалтер.

     Стенные часы пробили двенадцать.

     - Ой! Уже двенадцать! - вскочил, как ошпаренный, Генка. - Пошли скорее! - схватил меня за руку и потащил из-за стола.

     - Гена! Куда ты её тащишь?! Сумасшедший! - закричала Дина Исаковна.

     - Надо, мам! - схватив яблоко, уже на ходу, в коридоре, крикнул Генка. Когда мы были уже у парадной двери, со второго этажа донёсся до нас расстроенный голос мамы:

     - Когда вы придёте? Гена! Гена!.. Ненормальный какой-то!

 

     Минут десять мы бежали по каким-то улочкам, пробегали через дворы, тёмные подворотни, перебежали через большую улицу, вновь двор, улочка, наконец, перед небольшим сквером остановились. В глубине его на одной из скамеек сидели шесть парней и о чём-то беседовали. Генка дал мне отдышаться, отошёл на шаг, оглядел меня с ног до головы, удовлетворённо хмыкнул и, показывая на парней, сказал:

     - Там мои лучшие друзья. Я тебе о них рассказывал, а сейчас с ними познакомлю, - и, взяв меня под руку, повёл к скамейке. Парни, увидев нас, тут же вскочили и, глядя на меня в упор, ждали нашего подхода.

     - О! Какая неожиданная встреча! - в своём шутливом тоне начал Генка. - Привет, БАСяки! - потом повернулся ко мне и начал представление. - Наточка! Посмотри на эти лица и хорошо их запомни... Гений всех времён и народов - Фима. Вчера нобелевку получил по физике!

     Фима грустно вздохнул...

     - Не дали?! Ничего, завтра разберёмся!.. – уверенно пообещал Гена и повернулся к другому парню.

     - Любимец всех евреев Москвы - красавчик Марк. Когда он играет на скрипке «Тум, балалайка», евреи плачут... – притворно всхлипнул Генка и тут же, молитвенно сложив руки, обратился к самому старшему парню:

     - Благослови, Гарик!..

     - Буль-буль… Буль-буль – почти серьёзно промолвил Гарик и протянул Генке для поцелуя пробку от пивной бутылки.

     - Святой человек, - поцеловав пробку, продолжил Гена. - Любую воду превращает в вино и щедро причащает им всех заблудших. - Смахнув «набежавшую слезу», Гена вновь преобразился. - Смотри, - торжественно продолжил он.

     - Славные бойцы, невидимого пока для страны, фронта, шаг вперёд! – скомандовал Гена, и оставшиеся трое ребят, как солдаты на плацу, шагнули вперёд. – Разреши тебе представить, Наточка, Алексея, Михаила и Николая – философов, всё подвергающих сомнению, кроме любви...

     Ребята хохотом встречали каждую характеристику о себе и кивком головы в мою сторону обозначали своё имя. Всем было от 17 до чуть больше 20 лет, только Гарик казался намного старше.

     - Запомни их, Наточка, и никогда с ними не водись. На их счету не менее десяти приводов в милицию за хулиганство и не менее ста раз они подвергались родительской порке за учинённые безобразия. Хорошие девочки из приличных семей с такими мальчиками не водятся...

     Последнюю тираду ребята оценили дружным хохотом, смеялась и я. Напряжённость куда-то ушла и я спросила:

     - Девочки с вами не водятся, потому что вы босяки?

     - Нет, капелька, - сказал, взяв меня за руку, Марк. - Мы не бОсяки, а БАСяки - члены Братского Арбатского Союза и с радостью примем так весело смеющуюся девушку под свою защиту. - Тут он склонился к моей руке и поцеловал её.

     - Закатай губы обратно, Марк! - стоя рядом со мной, тихо сказал Гена, - и к раритету не прикасайся.

     - Я же без подлых мыслей, Гек, - начал оправдываться Марк, - я только с благоговением приложился к этой святой чистоте!

     Генка демонстративно вытер мне поцелованную руку, посадил на скамейку, сел рядом. Ребята, по-прежнему смеясь, расположились вокруг.

     - А где остальные? - спросил Гена.

     - Ты же опоздал! Они ушли в пивбар заливать вчерашнее горе, - ответил Николай.

     - Проиграли!? - в ужасе воскликнул Генка. - Басяки проиграли этой шпане из Сокольников?!

     - 2:3! - вздохнул Коля. - Тебя же не было! Попёрся в какой-то лес за цветами! Не мог их на Арбате купить?

     «Вот откуда незабудки! Значит, ребята из-за меня проиграли... Как жаль...» - подумала я, и вновь чувство благодарности к Генке согрело душу.

     - Не играл Максим - вывих ноги, - продолжал Коля, - не пришёл Петька - лень этого козла обуяла! Пришлось Фимку на ворота ставить. А он, хоть и широк, половину ворот собой прикрывает, а пенальти не держит...

     - Да, будет тебе, Колька, жаловаться! - миролюбиво, но виновато, заговорил Фима. - Разве мир перевернулся от проигрыша? Жизнь продолжается!

     - И впрямь, Колька, кончай плач Ярославны! Предлагаю залить вчерашнее горе прямо здесь, но, освятив причащение нашим ритуалом, - сказал Гарик и постучал по портфелю. - С собой ли у вас, заблудшие, необходимые предметы?

     - С собой, с собой! - радостно повскакали со своих мест ребята. - С собой, отец наш родной!

 

17.07.2021 в 19:28


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright
. - , . , . , , .
© 2011-2024, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама