автори

1060
 

записи

148261
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » AM_Turgenev » Записки Александра Михайловича Тургенева - 15

Записки Александра Михайловича Тургенева - 15

01.08.1799
С.-Петербург, Ленинградская, Россия

XII.

 

 

Вместе с приказом, отданным при пароле во Владимире об исключении 32 штаб и обер-офицеров из службы, курьер привез высочайший указ правительствующему сенату о перемещении сенатора Лопухина присутствовать в санктпетербургских сената департаментах.  

Как сигнальная пушка в крепостях утром поднимает на ноги сосланных преступников в крепостныя работы, так всемилостивейший высочайший указ сенату о перемещении сенатора Лопухина привел в движение кареты и лица; все скакали на  Тверскую  улицу,   где жил  Петр  Васильевич Лопухин, изъявить его  превосходительству искреннейшее желание ему благополучнаго пути и вожделеннаго здравия; поздравлять  Лопухина   с  перемещением  нельзя,   перемещение не есть ни повышение, ни производство; указано сидеть в том же сенате, да на другом месте. Кстати будет здесь сказано, не были с визитом у Лопухина боярин генерал-аншеф Петр Дмитриевич Еропкин; у супруги Лопухина, Екатерины Николаевны, не была супруга фельдмаршала, графиня Дария Петровна Салтыкова, рожденная графиня Чернышева. Прочия все спешили на Тверскую, даже и обер-камергер, кн. Александр Михайлович Голицын. Пример аристократическаго  тона  и меланхолик Остерман сенатор, который часто сидящему подле него чесал за ухом вместо своего уха, и стоик кн. Иван Иванович генерал-лейтенант Прозоровский также приезжал ударить челом будущему вскоре князю светлейшему.

К супруге Лопухина возили со всех сторон чудотворныя иконы, Иверскую, Всех скорбящих, Утоления печали, Взыскания погибших, да прости, Господи! всех и не сочтешь; служили напутственные молебны, святили воду, окропляли Анну Петровну и заставляли ее ложиться на пол и через нее переносили святыя иконы, и вместе с этою благоговейною набожностию Екатерины Николаевны, она усерднейше служила богине любви, по пословице — у нея был муж наружи, да пять в сундуке (Неразобрано слово) постоянно при востребовании всегда готовый к услугам ея превосходительства был Федор Петрович Уваров, подполковник Екатеринославскаго кирасирскаго полка.

Его высокоблагородие за личную и усердную службу получал pour ses menus plaisirs 100 руб. ассигн. в месяц; сенаторша нанимала ему экипаж, карету с 4 лошадей за 35 руб. ассигн. в месяц. Подумаешь, как было тогда все дешево; благословенныя были времена! Ныне маменьки берут для подготовления детей, не знаю к чему, студентов, преимущественно происходящих из духовнаго звания, потому что у семинаристов латынь тверда и они латынь глубоко вперяют. Да такой дока латинист не весть что стоит маменьке, а тогда, о благословенныя времена, подполковник стоил, и со всеми экстраординарными расходами, тысячи две руб. ассигн., что это—misere! да вишь подполковник, от него ни кутьей, ни халтурой не воняет!

Духовенство пропело напутственныя молитвы, архиереи, архимандриты и духовный отец благословили, оставалось сесть в карету и покатить во град св. Петра, но вдруг возникло препятствие: Екатерина Николаевна с места не хотела двинуться без Ф. П. Уварова! Ей толковали, ее вразумляли, что это невозможно, Уваров состоит на службе, уволить его в отпуск прежде никто не смеет и в таком случае, если-бы свет разрушался. Нет! баба кричала: „я хочу, мне обещано, сказано, что все будет по моему, чего захочу". Прежде мачиха убеждала падчерицу согласиться, теперь пошло навыворот, падчерица не убеждала мачиху, а просто сказала ей: „я хочу, чтобы вы сей-же час ехали со мною, не поедете—я еду одна, но подумайте, что тогда будет с вами, когда я одна приеду", и приказала обер-полицеймейстеру, генерал-маиopy П. Н. Кавелину:

— „Павел Никитич, прикажите, чтобы подали мой экипаж!" Кавелин, с поклоном чуть не до пола, доложил будущей светлейшей княжне: „все готово, ваше превосходительство".

Екатерина Николаевна, увидев, что падчерица не шутит, бросилась в ея объятия.

— „Нет, милая Анета, я с тобой не разстанусь, едем", и вся компания и господин  полицеймейстер, и  нащокинский дурак Иванушка присели кто на что  попало;  потом  минуты  через две три встали и молились святой иконе и поехали.

Маршрут путешествия Анны Петровны в град св. Петра был так соображен, что прибытие Павла Петровича последовало через день после приезда Лопухиной. На третий день прибытия, высочайшим приказом при пароле, Екатеринославскаго кирасирскаго полка подполковник Уваров произведен в полковники и переведен лейб-гвардии в конный полк.

Екатерина Николаевна Лопухина прислала Ф. П. Уварову тысячу руб. ассигн. на подъем, и его высокоблагородие, конечно, в первый раз в жизни покатил в Питер в коляске; до этого участь его была ездить на перекладной телеге или на козлах подле кучера, когда он состоял откомандированным из Владимирскаго драгунскаго полка на безсменные ординарцы к генералу графу Валериану Зубову. Боже мой, подумаешь— как на свете все превратно! Федор Петрович Уваров, езжавший подле кучера на козлах экипажа, в котором сидели генерал его, граф Валериан Зубов, с прелестною супругою своею Mapиeю Федоровною, которую он взял у мужа ея Протопотоцкаго, которая будет по смерти Зубова супругою неотесаннаго болвана Уварова! нет, сего не довольно, все имение Протопотоцкаго после его смерти, вопреки законов русских, статутов литовских и укладов польских, отдано Марии Федоровне, бывшей Протопотоцкаго жене, а она духовным завещанием передала огромное достояние Протопотоцкаго последнему своему супругу болвану Уварову! Не напрасно изстари чтождествует (sic) поговорка, что если счастье и в кобыльей голове угнездится, так и кобыльей голове станут все поклоняться.

 

Федор Петрович подтвердил или олицетворил эту поговорку; он был совершенная невежда и весьма небогатаго разсудка чeлoвек—ему вверяли команду войском; он не умел ездить на коне и всегда держался за ремень, прикрепленный к передней луке седла—его считали знатоком кавалерийскаго дела; он вечно в разговорах дичь порол—два императора, Павел и Александр, дичь Уварова благосклонно слушали. Денис Давыдов остро и справедливо сказал про Уварова, что он „умничает глупо, а дурачится умно!".

Чрез непродолжительное время по прибытии сенатора и дочери ея, Анны Петровны—Петр Васильевич Лопухин был возведен в потомственное княжество российской империи, с титулом светлости.

21.05.2020 в 15:20


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама