автори

1040
 

записи

146864
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » AM_Turgenev » Записки Александра Михайловича Тургенева - 9

Записки Александра Михайловича Тургенева - 9

05.01.1797
Москва, Московская, Россия

VI.

 

В губернии Орловской, как то было и во многих губерниях, дворянам принадлежащие крестьяне взбунтовались, начали резать и вешать господ своих и управителей в имениях; сие зло возникло также от поспешности, нехотения справиться как преждее  было,   или  от  хотения,  чтобы  во  всех распоряжениях ничего не было сходнаго с распоряжениями былыми.

 

Крестьян, принадлежащих дворянству, никогда не приводили к присяге царю; дворянин считался владельцем крестьян и он отвечал лично царю за верность подданных ему земледельцев. Но когда было повелено дворянских крестьян привесть на верность царю к присяге, они поняли это повеление знаком освобождения от подданства дворянам и что они все будут царю принадлежать и начали дворян резать и вешать. Россия была на волос от гибели, возмущение вдруг распространилось, как из кратера текущая огненная лава; остановить ее не было никакой возможности! Но что спасло Poccию от конечнаго бедствия? Опрометчивость, необдуманное, смешное даже, повеление и щедроты, излиянныя на невежд. Сказано уже, что все полки состава армии были мгновенно приведены в движение, без всякаго предварительнаго распоряжения о продовольствии их, без указания дорог, по которым должны следовать к местам их непременных квартир. Крайность в пропитании солдат и лошадей заставила командиров войска приказать солдатам брать все потребности к продовольствию у жителей, т. е. у крестьян. Это разрешение солдату начальства не могло остаться без привития к нему насилия, грабежа, словом—неистовств всякаго рода. Дворяне - владельцы защищали, отстаивали своих крестьян, сколько им то было возможно, от грабежа и наглости вышедших солдат из воинской дисциплины и большая часть бедствия пала на долю крестьян, казни принадлежащих; это крестьян образумило, они увидали и почувствовали, что дворянин есть ближайший и верный их защитник! Что это заключение справедливо, доказывается тем, что все вспыхнувшие мятежи прекратились, затихли без всякаго содействия со стороны правления; да некого было послать для укрощения бунтующих,—все войско бродило во всех направлениях, как стадо без пастыря.

Павел Петрович всех гатчинских офицеров за верную службу щедро наградил пожалованием им казенных крестьян в вечное и потомственное владение. Новые дворяне поспешили прибыть в пожалованныя им поместья, начали пьянствовать с сельскими попами и учредили в поместьях своих вахт-парады! И эти действия новооттиснутых дворян много споспешествовали, что крестьяне желали попрежнему остаться в послушании и повиновении родовому дворянству, но было много и проказ: во многих местах крестьяне пересекли батожьем и новых дворян, и попов.

Младший брат мой, после коронации,  вступил в службу в Семеновский полк; в роте его служил также  гатчинскаго происхождения   поручик  Бекман,   родом  из   Кенигсберга, сын булочника;  пробыв   определенное  число  лет юнг-гезелем (учеником), чтобы получить патент на звание и достоинство мастера, юнг-гезель должен  был семь  лет путешествовать по разным государствам и приобресть, как по искусству, так и  по  поведению своему, аттестаты от мастеров, у которых занимался производством ремесла. Бекман из Кенигсберга направил стопы своя во град Св. Петра, но здесь ему не посчастливило, во всем была неудача и он, наконец, сколько волею— столько же и неволею был принужден  вступить  в  военную службу, чтобы не умереть от голода.

Вел. князь Павел Петрович имел от императрицы Екатерины дозволение принимать в гатчинские баталионы людей всех наций. Поступивший Бекман на службу в Гатчине рядовым, 1796 года в ноябре, прибыл в Петербург из Гатчины с баталионами гатчинскаго войска в чине поручика, и как баталион, в котором он состоял, был соединен с Семеновским полком гвардии и Бекман  был преобразован  в офицеры гвардии; а в следующий  1797 год апреля 1-го,  в день венчания царя на царство русское, Бекман получил награждение—300 душ крестьян в вечное и потомственное владение  и  начал слыть поместным дворянином в Рылъском уезде, Курской губернии. Того-же 1797 года в декабре месяце  Бекман   приехал в Москву и остановился у нас в доме;   брат  прислал с ним письмо и просил во всем ему споспешествовать.

Г. Бекман был уволен на 4 месяца в отпуск и шествовал в пожалованное ему поместье, чтобы вступить во владение и повелевать.

Он (Бекман) не знал ни уха, ни рыла о том, что следует выполнить по форме закона при вступлении во владение имения. Я доставил ему доку-строкулиста, который написал ему все надлежащия по сему предмету бумаги и снабдил инструкциею в какия правительственныя места их подавать. Тогда проделка с биорографами не дорого стоила: за снигиря, т. е. 10-ти-рублевую красную ассигнацию, бывало строкулист напишет такую ермолифию, что впродолжении пяти дней всего не прочитаешь.

Здесь кстати сказать, что с начала вступления Павла Петровича на трон в кабаках не подталкивали, в лавках не обвешивали и в судах не брали взяток. Все боялись кнута. Школы правоведения тогда не существовало.

Г. Бекман   прибыл   в   свое   поместье   в   вожделенном здравии. По указу  его  императорскаго  величества  из губернскаго правления, рыльский земский суд ввел его во владение и все, казалось, шло своим порядком; крестьяне не cетовали, не кручинились о том, что из царскаго ведомства поступили в ведомство  дворянина;   они   твердо еще помнили   претерпенную передрягу,   когда  полки  бродили,  и что тогда они  со стороны начальства не имели никакой защиты. Но лукавый сатана или привычка к вахт-парадам, соделавшаяся в Бекмане необходимою потребностию в жизни, заставила его преобразовать одно гумно   в экзерцир-гауз   и   начать  там  обучение крестьян маршировке, стойке и прочим проделкам. Крестьяне и на это не много жаловались, говорили:   „ну, пусть его потешится, человек молодой, да он же нам и по чарке вина жалует, коль в угоду его ладно ногами топнем!"

Да вот откуда грянула беда: Бекман коснулся кички, т. е. он повелел всем крестьянским женам, по данному образцу, сшить из холстины чепцы и носить вместо кичек.

Это повеление произвело такую в вотчине суматоху, что г. Бекман, с деньщиком своим, тайно в полночь вотчину оставили. Чрез полтора месяца г. Бекман явился к нам в Москву весьма в дурном нраве, долго не сознавался в причине своей печали, наконец разсказал все подробно, что он в поместье своем куралесил.

20.05.2020 в 18:53


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама