автори

940
 

записи

135414
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » Igor_Smislovsky » Мемуары артиста - 18

Мемуары артиста - 18

10.08.1931
Москва, Московская, Россия
Участники одного из спектаклей

А тем временем, благодаря рекомендации нашей актрисы Сарры Добровой, которая была в родственных отношениях с бывшей женой Таирова А.Я., меня и Володю Попрыкина пригласили работать в Московский Камерный театр.

  После гастролей за рубежом он нуждался в пополнении труппы молодежью. Мы приняли это предложение с затаенным условием - перенести в театр свою веру воспитанную на учении К.С.Станиславского. Чего с нашей точки зрения не хватало этому замечательному театру. А театр действительно был замечательный.

Он был уникален. Нигде ничего похожего не было. И прежде всего репертуар.

 

   Рядом с большой трагедией и драмой в театре с большим успехом шли великолепные музыкальные спектакли. Хотя они шли как оперетты, но они не имели ничего похожего на то, что принято называть опереттой. Первым делом они отмечались безукоризненным вкусом. Поставлено это было талантливо, ярко, красиво. Актеры не просто пели свои роли, а изобретательно играли характер, образ и действительный сюжет.

 

   В театре актеры великолепно двигались, на это обращалось особое внимание. При театре была школа, где дисциплины танец и пение были поставлены на профессиональном уровне. Большие мастера оформляли спектакли, что не художник - то личность, отсюда каждый спектакль имел свой стиль, свою индивидуальную особенность. Свет в театре был действительно уникальным.

 

    Во первых потому, что будучи за границей театр вывез оттуда световую аппаратуру высокого качества, ни один Московский театр этого не имел. Во вторых Таиров принимал в этом самое непосредственное участие и в результате под его руководством в театре сформировался крупный мастер по свету Жорж Самойлов, который потом восхищал всех своим искусством. Между прочим и помощник у него был очень достойный - Вася Немков. А если охарактеризовать обслуживающие цеха, то они достойны самой высокой оценки.

   Сейчас, когда за много лет я повидал всякое, могу с горечью сказать, что такой великолепной организации цехов как в Камерном театре, я не видел нигде. Монтировочный цех состоял из кадровых рабочих сцены. Возглавляли его такие знающие и умеющие, как Ваня Байнов и Коля Богомолов. Они любили театр самым искренним образом. На них равнялся весь монтировочный коллектив и это было идеально.

 

    Гримерный цех возглавлял Володя Энштейн, слава о котором ходила не только по Москве. Я этого человека очень хорошо знал, ибо впоследствии жил с ним в одной квартире. Вероятно я остановлюсь на этой знаменитой квартире.

 

   Во главе незаурядного оркестра стоял дирижер и композитор - Метнер Александр Карлович. Этот потомок знаменитого композитора прекрасно руководил музыкальной частью театра. А у Таирова иначе и не могло быть. Кадрами он располагал так, как сам в них профессионально разбирался.

 

     О Таирове написано много, как о великолепном, ярком, своеобразном режиссере, поставившим множество спектаклей, которые прогремели не только у нас, но и за рубежом. А мне хочется рассказать каким он был в повседневной жизни театра.

    Во первых он был художественным руководителем и директором театра одновременно. Отсюда идеальный порядок во всех звеньях. Это единоначалие мне приносило существенные результаты. Все Таирова уважали. Его слово для каждого был закон. Он был необыкновенно умен и эрудирован. Имея юридическое образование он великолепно говорил, делово и аргументировано. Ни у кого не вызывало сомнений - приказ или рекомендации Таирова. Посему атмосфера в театре была дружеская, собранная, чистая. Никаких группировок и закулисных сплетен.

 

     Как работал Таиров? Этот вопрос многих интересует и не только театральную молодежь. В мою бытность по началу не было какой-нибудь системы или метода работы с актером, но потом, в силу того, что о системе Станиславского стали говорить на каждом шагу в любом театрально коллективе, то Таиров, видимо, решил, что ему тоже надо предъявить свою систему. И вот в один прекрасный день он доложил на труппе о своей системе работать над пьесой. Заключалась она в том, что он разбивал пьесу на ситуации и определял в каждой атмосферу. Все это было хорошо и нужно, но все же замечания актерам он делал словами: «крепче», «интенсивнее», «мягче».

   Конечно, системы здесь подобно Станиславскому не было, но Таирову она не требовалась.

 

    Во первых у него был помощник, правая рука - великолепный режиссер-педагог Леонид Львович Лукьянов, который во всех спектаклях ему отрабатывал актеров, а во вторых, Таиров был одарен фантазией на интересные и точные мизансцены.

   Разрабатывал он их дома в своем кабинете за столом. И приходил на репетицию с точным знанием пластического решения той или иной сцены. А уж массовые сцены он делал гениально.

   Вспоминаю работу над спектаклем «Оптимистическая трагедия» - Вишневского. За три дня до первой генеральной он пришел на сцену и выдал каждому актеру, малому и великому, цепочку его пластического действия. Нужно было только запомнить и точно выполнить его задание. И все было решено! Прогон, и все на месте! Впечатление удивительное. А что касается музыкального оформления, то это он чувствовал безукоризненно.

03.07.2019 в 09:30


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама