автори

1021
 

записи

145000
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » Nina_Izmaylova » Встреча с медведем

Встреча с медведем

10.05.1973 – 05.10.1973
Гонжа, Амурская, Россия

    После защиты отчёта Джескогонской партии, весной нас определили в Гонжинский участок на групповую геологическую съёмку масштаба 1/50 000. Групповая геологическая съёмка отличалась от  полистной тем, что объём работы увеличивался. При полистной съёмке отрабатывалось 2 листа 50000 масштаба, а в Гонжинском участке за 3 полевых сезона мы должны были заходить и обследовать 18 листов вышеупомянутого масштаба. Правда и штат сотрудников был увеличен где-то в 2 раза.

    Огромная территория района работ простиралась с запада на восток, к северу и югу от железной дороги, которая как-бы делила площадь на 2 части. В район работ попадали железнодорожные станции Транссибирской магистрали: Уруша, Сковородино, Гудачи, Гонжа, Мари, Хайлосутай и другие. Исследуемая площадь была довольно обжитая, но зверья было полно: козы, лоси, медведи, ещё и гадюки метровой длины. Нашим начальником был (ныне здравствующий) Вольский Александр Сергеевич, старшим геологом его жена – Вольская Инна Павловна, окончившие Ленинградский горный институт. Очень умные и интеллигентные люди.
Геология в этом районе была крайне сложная. Если в Джескогонской партии картировали монотонные однообразные осадочные породы, то здесь, наряду с осадочными, был представлен полный набор магматических пород - от архейских и протерозойских гнейсов, гранитов - до позднемеловых интрузий различного состава. Вулканиты имели состав от кислых липаритов до основных базальтов. Кроме того имели место жильные породы самого разнообразного состава.
Первая выброска с базы партии была в долину реки Галька, здесь когда-то был вулкан, ныне это практически ровное место, покрытое свалами вулканического происхождения. Породы очень красивые, а в пустотах (занорышах) – щёточки аметистов. После Джескогонских дебрей место очень светлое, приветливое. Горушки вокруг небольшие, и физически маршруты не очень трудные, хотя проходимость всё таки была очень плохой из-за ерника (мелких полудеревьев), да багульника, который почти повсеместно переплетал подлесок. В маршрутах, в основном, компас из рук не выпускала, т.к. в чаще какой-то ориентир взять невозможно, идёшь строго по компасу.

    Сделав работу в районе реки Галька, наш съёмочный отряд разделился. Вольские перебрались в другое место, нас с мужем перекинули на левый борт реки Уркан, в устье безымянного ручья. Вот тут-то и произошла моя первая встреча с медведем.
Как всегда, всякие непредвиденные события происходили тогда, когда работа на отдельном участке близилась к концу. Когда устраивали лагерь на правом берегу этого ручейка, то обратили внимание, что по левому борту ручья пролегала довольно утоптанная тропинка, ведущая на крутой берег реки. Было несколько странно, что тропинка вела в никуда, обрывалась на крутом яру.

    Закончив последний маршрут (со мной ходили 2 местных юноши, радиометрист и маршрутный рабочий), мы вернулись на лагерную стоянку. Каждый занялся своим делом. Я уселась дописывать маршрут, наносить на карту литологию (все разновидности пород, встреченных в маршруте), да приводить в порядок образцы. Один рабочий стал рыбачить, другой развёл костёр и стал готовить ужин. Красота, идиллия, из транзистора льётся музыка, погода прекрасная, дымок костра. И вдруг боковым зрением я вижу, что по тропинке на другой стороне ручья, сквозь листву кустарников и деревьев движутся чёрные, как бы собачьи лапы, потом с ужасом соображаю, что лапы уж очень велики для собаки. В отряде мужа у рабочего была чёрная немецкая овчарка – Айна, поэтому у меня и возникла ассоциация с ней.
До меня дошло, что хозяин лап никто иной, как медведь. Полностью зверя из-за листвы не видно. Почему-то тихо говорю рабочему: «Медведь». Тот позвал нашего рыбака. Мы насторожились, приёмник выключили, превратились в глаза и уши, вооружились, а из оружия у нас были только мой пистолет, да мелкашка (малокалиберное ружьё). С этим оружием смешно противостоять медведю. Работать бросила, как-то не до работы стало. Один рабочий стал наблюдать за противоположной стороной ручья, я с другим доваривать ужин. И тут раздался душераздирающий вопль: «Вот он». В ручье стоял здоровый чёрный с белым галстуком медведь, примерно в 10-15 метрах от нас. По-видимому, здесь была его вотчина, и тропинка была вытоптана им, возможно на обрыве он любил отдыхать.

    Трясущимися от страха руками я выхватила пистолет и выстрелила 2 раза в воздух, один из рабочих взял огромную сковородку и стал лупить по ней поварёшкой. Кроме того мы стали громко кричать, это способ отпугнуть зверя. Похоже, отпугнули. Вечерело. Было ясно, что в темноте мы будем совсем беззащитны. Решили до прихода Юриного отряда из маршрута забраться на деревья. Рассудили, что если медведь будет лезть за нами на дерево, то сверху в него легче попасть. Ну, это мы так решили, а вообще от ужаса просто не знали, что нам делать, и это первое, что нам пришло в голову.

    Рядом стояла довольно большая лиственница, меня подсадили, и я резво полезла вверх. Вслед за мной на это же дерево залез один из рабочих с мелкашкой. Второй рабочий с моим пистолетом (пистолет я отдала, т.к. стрелок из меня никакой) забрался на довольно тонкую берёзку, другой рядом не было. Сидим. Стемнело. Медведь куда-то делся, но слазить с деревьев боялись. Наконец пришли наши с ружьями наперевес. Они слышали мои выстрелы и решили, что на нас кто-то напал, и стреляли в нас. Дело в том, что были слухи, якобы в этом районе скрываются беглые заключённые. О том, что это может быть медведь они и не думали. Помогли мне слезть с дерева, в темноте это непросто, веток не видно. Страсти поулеглись, мы поужинали и пошли отдыхать.

    Мы с мужем жили в палатке, расположенной на пригорке метров в 20-ти от палатки рабочих. Их палатка находилась в устье ручья рядом с кострищем. Среди ночи проснулись от тяжёлого топота возле нашей палатки и выстрелов, которые свистели, казалось прямо над ухом. Выбравшись из палатки, мы спустились к рабочим узнать, в чём дело. Оказывается медведь никуда не ушёл, а пришёл к нашей «кухне», собака залаяла, рабочие выскочили из палатки, увидели что-то большое и тёмное (подумали медведь или сохатый), которое рвануло вверх по распадку, в сторону нашего жилья и стали стрелять ему вслед.

    Утром, мы обнаружили, что одна из пуль попала в колышек, за который был растянут угол нашей палатки, то есть нас чуть не подстрелили. А ночью мы забрали свои спальники и перебрались в палатку к рабочим, т.к. вместе было не так жутко. Наконец вооружившись (у кого что было, даже ракетницу задействовали) все улеглись спать. Одного рабочего посадили у входа дежурить, оставили зажжённой керосиновую лампу. Все устали, и конечно, все уснули включая «сторожа». Вдруг на рассвете кто-то стал ломиться в палатку, все мгновенно сели и направили оружие на вход, хорошо, что никто не выстрелил. Оказалось, это забрел какой-то охотник, который, кстати, выслеживал этого медведя – шатуна. Когда охотник появился в проёме палатки и увидел нацеленные на него стволы, то потерял дар речи, только и сказал: «Мужики, Вы чего?».

    Утром, позавтракав, мы собрались и снялись с этого лагеря. Юра с рабочими погрузили наши пожитки на резиновую лодку и сплавились вниз по реке разбивать следующий лагерь. Остальные пошли пешком, попутно сделав маршрут.

    Вот такая смешная история. Но смех смехом, а после нашего возвращения в Воронеж, нашего техника-геофизика Зеленкова Серёжу загрыз медведь. Сергей с буссолью размечал просеку под линию канав. Оторвался от 2-х горняков вперёд, ставил затёски на деревьях, а рабочие отстали метров на 150, прорубали просеку. Как уж там получилось, никому неизвестно, только нашли его изуродованным, зверь прокусил ему бок, снял скальп. По-видимому, Серёжа в него стрелял, нашли стреляную гильзу, но медведя нужно убить одним выстрелом, если его подранить, то спасенья от него нет. Смертельно ранить медведя можно, если попадёшь ему в глаз, но это могли только опытные охотники, например – эвенки.
Этот случай произошёл в начале полевого сезона, а осенью в конце октября, когда мы выходили из тайги 60 км на станцию Талдан, нас, окончательно уставших, подбросила до станции немного леспромхозовская машина. Мужики лесорубы спросили у нас: «Это у Вас - геологов, какую-то, перепуганную медведем, бабу три дня с дерева снимали?». Вот уж, какие слухи ходили в округе. У нас один рабочий уволился, и наверное, пустил такой слух, приукрасил всё.

16.06.2019 в 12:51


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама