authors

977
 

events

140487
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » masvegla » К главе 3. Николай Якшин. Вместо предисловия (Из дневниковых заметок 2008 г.)

К главе 3. Николай Якшин. Вместо предисловия (Из дневниковых заметок 2008 г.)

05.02.1996 – 30.04.2005
Магнитогорск, Челябинская область, Россия
Обложка четвёртой книги Бориса Попова

13 февраля, среда. Ещё один скучный и скудный день. То есть не было никакой возможности на работе сесть за компьютер и заняться чем-нибудь стоящим. Например, продолжить читку и отбор для «ЛМИ» текстов Бориса Попова. Кстати, сейчас, когда всерьёз «въехал» в его стихи, хочется называть его не Борей, как было принято у нас – равно, ровно и нередко вместе «причащавшихся», - даже не Борисом, а развёрнуто: Борисом Емельяновичем. Потому что стихи его – самые настоящие. Завидно богаты лингвистически, точны по наблюдению и живописны по описанию «объекта», тонко психологичны по части «социума».

В понедельник, помнится, на дисплее перелистывал страницы его книг. Игорь Кузнецов, стихотворец со стажем и со вкусом, схожим с моим, заглядывал из-за спины на экран и всё по-совиному приухивал: «Ух ты!.. Ух ты!.. У вас в Магнитке, что ли, все так стихотворят?» - «Нет, Игорь, всяк по-своему». – «А я смотрю, килобайты-то какие огромные. Как же ты отбирать будешь для вашего тоненького выпуска? Я вот читаю – и мне всё подряд нравится». – «Что ж, буду мучиться. Но это, согласись, приятные мучения, сродни любовным». – «Обещай, подарить мне книжечку, когда выйдет. Нет, две: вторую я Петрунину переподарю. Чтобы увидел, кого, что и как нужно издавать».

Куда деваться – пообещал. И где раньше были твои глаза и уши, Николай Васильевич, почему прежде-то не удосужился рассмотреть и расслышать, когда автор мог бы порадоваться такой вот реакции на его «вещи»? Конечно, не всё равнозначно, конечно же, когда впитываешь Попова в большом объёме и сразу, замечаешь, что по темам он не очень-то, мягко говоря, разбрасывается; что интонационно он часто жалобно-слезлив и, за редким исключением, не оставляет гражданам читателям места для оптимизма; что наибольший запас иронии он выкладывает в социально-политических стихах дикого – конца восьмидесятых-девяностых – лихолетья, в стихах, которые мог бы написать, скажем, Р. М., и которые так и останутся в том времени. Вот этот-то и подобный ему краткосрочный «проходняк» и отпугивал, заслоняя главное в творчестве большого, всамделешнего поэта. Хорошо, что Б. Попов и сам это увидел и не включил стихи разового пользования в третий, итоговый сборник. Что до самоиронии, то и в ранних, и в зрелых стихах, как видно из текстов, этот литературный изыск, на котором ломаются многие поэты, Борису Попову вполне даже удавался. Разве что тональность их менялась от светлой и открытой – к одиноко-саркастической.

Но это так, отдельные моменты, «издержки» слишком внимательного вчитывания. Главное же, если кратко, именно в том, что Борис Попов спустя и двенадцать (уже двенадцать?!) лет после своего ухода остаётся одной из самых впечатляющих величин в череде магнитогорских стихотворцев. Если попросту не первой.


12.02.2019 в 07:07

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: