authors

977
 

events

140504
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » masvegla » К главе 12. Борис Попов. Субботний рассказ про поезд на Москву. Театральная быль

К главе 12. Борис Попов. Субботний рассказ про поезд на Москву. Театральная быль

05.10.1996 – 31.12.2005
Магнитогорск, Челябинская область, Россия
Рустем Гайнуллин

А, собственно, почему бы и не рассказать об этом? Люди нам не чужие, и история любопытная, и вообще всё красиво. Живём мы на земле недолго, а тут скоро свободные цены нагрянут – значит, будем жить ещё короче. Расскажу эту историю сейчас – пока ещё есть время, пока не совсем изболелась душа и в собственном доме вроде спокойно, и ночь длинна, и табачок имеется. Ну и с богом, как говорится, начинаю.

Случилось это в славном городе Орле несколько лет назад. Для кого-то несколько лет – целая вечность. А для кого-то – вот они, рядом. Кажется – остановись, оглянись внимательней, хватани раскрытой ладонью, и всё опять с тобой. Ан нет. Обман это. Прошли, уплыли милые годы. И случилось это в Орле. В славный город приехал на гастроли театр из далёкого, туманного, пахнущего кизяком и продувными покатыми степями города Улан-Удэ. И в театре этом приезжем был такой замечательный артист по фамилии Гайнуллин Рустем.  Играл артист свои роли в разных спектаклях, поражал зрителей своим громоподобным голосом  и какой-то внутренней кипящей энергией, которой большинству простых людей не хватает. И парень был залихватский, отчаянный. Артист, одним словом! И приехали они на гастроли в славный город Орёл. А в Орле тоже театр есть, как в любом мало-мальски порядочном городе. И театр есть, и режиссёры, и художники, и всякие там монтировщики. И вот товарищи приезжего артиста Гайнуллина из города Улан-Удэ говорят ему однажды: слушай, Рустем, ты видел художника местного орловского театра? На что артист отвечает: нет, не видел.

И зря – говорят ему товарищи. Пока ещё мы здесь, и пока ещё есть время – беги, посмотри. Что за чертовщина – думает артист – зачем мне смотреть на местного художника, что я, художников не видел? И не пошёл смотреть. А гастроли кончаются скоро. И закончись они на денька два раньше – не было бы ни этой истории, ни другой истории, которая началась с этой, а когда закончится, никто не знает. Не дано знать никому будущее своё. Но, ладно, продолжаю по порядку.

И заходит как-то перед отъездом в орловский театр артист Гайнуллин и видит где-то там необыкновенную женщину. Глаза, волосы, улыбка – боже ты мой! Смерть. И как будто какой-то сквозняк прошёл сквозь сердце бедного артиста, и что-то шепнуло ему голосом судьбы: вот он, художник местного театра. Не зря посылали товарищи посмотреть на него. И ведь знали, мерзавцы, влюбчивую, суетную душу служителя Мельпомены, знали, ведали. Но на этот раз ничего не случилось. Переломил гордый артист свой характер, посмотрел на необыкновенную женщину и пошёл себе восвояси. Гулял по славным улицам славного города Орла и всё вспоминал эту художницу. А гастроли вот-вот закончатся, и уедет театр приезжий в свой Улан-Удэ, пахнущий кизяком и продувными покатыми степями.

Но накануне, значит, этого отъезда всему и суждено было сбыться. Заходит опять в орловский театр артист Гайнуллин и опять  видит свою необыкновенную художницу.  Глаза, волосы, улыбка – боже ты мой! Смерть. И понёс тот сквозняк милый артиста Рустема к своей художнице. И сказал этот сквозняк громоподобным шёпотом артиста Гайнуллина: слушай, женщина, поехали со мной в далёкий город Улан-Удэ. А женщина та, художница – я уже говорил – необыкновенная, и отвечает она тоже необыкновенно: поехали!

            И помчался артист Гайнуллин к своему начальству, и грохнулся в ноги, и говорит – ещё один билет нужен! А иначе не уеду, останусь здесь, и только вы меня и видели, дорогие товарищи из Улан-Удэ. И остался бы. Но начальство не захотело потерять такого замечательного артиста и билет достало. И ночь была, и было утро. И был орловский вокзал, и шумная компания братьев-актёров и других братьев по классу. И поезд пошёл на Москву – потому что через столицу надо было ехать.

            Как идёт поезд на Москву – вы знаете. Поезд на Москву несколько лет назад шёл быстро, хорошо, весело и пьяно – не то, что теперь. Теперь и поезда, и самолёты, и сама жизнь идёт не так. Но ладно…

            Едут, значит, все они в Москву, поют песни, ругаются и мирятся, выходят в тамбур освежиться-покурить. И не скажу я, что едут они совсем, выражаясь деликатно, сухие. Нет, как же не отметить такое событие братьям-актёрам. Вот он, их товарищ, тоже актёр – а взял да уволок из славного города Орла необыкновенную женщину-художницу. Долго будут помниться орловчанам эти гастроли. И долго потом в городе Орле знатоки-любители будут интересоваться – а где же наша прекрасная художница?  На что товарки этой художницы будут хмуро отвечать: да бурят какой-то увёз. Как увёз? – будут изумляться знатоки-любители. Да вот так: поехали – говорит – со мной, прекрасная художница. И она, дура, поехала с бурятом – видно, бурят тоже какой-то необыкновенный попался. Да, интересно – будут задумываться знатоки-любители. Всё это будет. Может, так. А, может, и совсем по-другому.

            А пока поезд идёт в Москву-столицу. И идёт, как известно, с некоторыми остановками – других желающих повидать Москву подбирает. И вот на какой-то такой остановке захотелось ещё раз позвенеть бокалами братьям-артистам. Тогда это было можно. И говорят они Рустему Гайнуллину: ты человек удачливый и вдобавок трезвый. Прихвати-ка ты на этой станции нам шампанского. А не будет шампанского – так бери водочки. В поезде и водочка сладка.

            Выскочил Рустем из поезда этого и видит ларёк. И бегом к нему. А ларёк пустой. Нету проклятой продавщицы. Тару сдаёт. Или принимает. Или вообще куда-то по своим личным делам ушла. Поездов много, а личная жизнь одна. Стоит-переминается артист возле ларька и ждёт, когда же явится ветреная продавщица. И поглядывает на свой поезд. А поезд стоит. А день летний, ясный, спокойный. Только продавщицы нет, но зато поезд стоит. А время идёт.

            Всё – думает терпеливый артист – в последний раз погляжу за прилавок и убегу, а то опоздаю. И заглянул. А продавщица, оказывается, внизу за прилавком кушает. Обедает, значит. Милая – говорит артист – поезд мой сейчас тронется, отпусти ты мне, христа ради, чего-нибудь такого.

            Да на здоровье – отвечает продавщица  и отпускает ему, что положено. И поезд, главное, стоит. Славно на душе сделалось у Рустема, и побежал он скорёхонько к своему поезду, к друзьям-товарищам и милой женщине – необыкновенной художнице. Подбежал и глазам своим не верит – поезд-то ушёл. А на месте того, родного поезда, стоит совсем чужой состав. И холодный пот прошиб артиста в ту жаркую погоду, и вспомнились ему глаза, волосы, улыбка! Злую шутку сыграла с ним судьба. Но сдержался парень. Потому что много ролей сыграл – а это опыт суровый. И пошёл он к начальнику станции и всё рассказал ему про свою беду.

            А начальник станции тоже хороший человек был. Он посочувствовал Рустему. Но удивился – а чего переживать? Здесь поезда через полчаса, как бабочки, порхают. Садись на следующий и езжай себе. На московском вокзале встретитесь. Там все встречаются. И окрылился душой Рустем и распил с начальником станции бутылку шампанского вина.

            И вот что характерно – прав был начальник станции этой. На московском вокзале все встречаются. А если бы это было не так – не имели бы мы, магнитогорцы, сейчас замечательного артиста Гайнуллина и не менее замечательную художницу, его жену Наталию. Не играла бы она нам на гитаре и не пела бы завлекательных песен. Артист Гайнуллин много ролей уже сыграл в нашем театре. Художница Наталья Гайнуллина тоже не отстала. Кстати, и спектакль «Дикарь» она оформила, а супруг её изобразил в этом спектакле роль злоехидного и хитрого управляющего поместьем, потрясая зрителей своим громоподобным голосом.

            Да, ещё следует добавить – что Наталья ко всему оказалась и коренной магнитогоркой. Вот какие встречи случаются ещё на белом свете во времена, когда цены не отпускаются на свободу.

            Солидный читатель поморщится – какая-то легкомысленная история. И автор дурак. И вообще…

            А что вообще? – возражу я. По-моему, история эта замечательная, красивая и вольная. С хорошими людьми, наконец, и с хорошим началом, и с хорошим концом. Правда, конца-то ещё нету – жизнь продолжается. Театр у нас один, артист Рустем и художница Наталья тоже единственные – значит, мы встретимся ещё. Где же нам разминуться?

И тогда я расскажу другую историю – для солидного, строгого читателя.

А теперь всё, заканчиваю…

  

«Магнитогорский рабочий»  14 декабря 1991 года

 

06.02.2019 в 17:54

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: