authors 716
 
events 106181
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Mariya_Galembo » По закоулкам воспоминаний - 15

По закоулкам воспоминаний - 15

20.09.1928
Желтое (Желтые Воды), Днепропетровская, Украина

Мне тоже было очень неуютно, и я первое время всё прижималась к маме, чувствуя её тревогу. Очень было трудно. Бывали моменты, когда она, взяв меня за руку, уходила из дому – а идти то было некуда. В таких случаях мы с ней уходили на пустырь за мельницей, где было много полевых цветов, рос неведомо кем и когда посаженный куст калины и ещё лежал большой правильной круглой формы камень – возможно, негодный жернов, заросший травой. Здесь мы оставались вдвоем подолгу. Мама велела мне нарвать цветочков, побегать, поиграть, а сама садилась на этот камень и просто молчала, в играх моих не участвовала и на мои вопросы откликалась редко. Видно, ей очень нужно было просто в безмолвии придти в себя, подумать. Иногда и плакала тихонько. Когда я видела это, мне становилось уже не до цветочков и веночков – я возвращалась к ней, просила не плакать. Вот тут на пустыре и начались нечаянные её рассказы о моём родном папе. Потом я и сама просила рассказывать, расспрашивала – я почувствовала, что дома об этом расспрашивать не следует. Думаю, что у мамы у самой была потребность с кем-то поделиться – было столько невысказанного, кругом – чужие люди. Это в городе и случайно встреченному человеку можно вдруг о своих проблемах поведать – душу отвести. В селе все на виду. А любопытствующий обыватель прежде всего подозревает зло. Приехала ведь мачеха – уж тут умиленья авансом не жди...

Очень трудно утрясались семейные отношения. Первое время, до того как отчим отремонтировал свой дом (а затем и разоренное набегами хозяйство) мы всей семьей жили в большом арендованном у Венецких доме. Затем переехали в свой, тоже большой дом, с обширным двором, переходящим в большой огород, засаженный всем необходимым для пропитания большой семьи. За огородом располагалась внешне непрезентабельная, но вновь функционирующая мельница и маслобойня. Именно за этой мельницей был упомянутый выше пустырь. Мельница нас, детвору, особенно не интересовала. А на маслобойню мы бегали за макухой. Вы, наверное, о такой не слыхали – это спрессованные отжимки зерен подсолнуха, из которых уже извлечено масло. Это было лакомство для меня и моих сельских подружек. С удовольствием лакомилась макухой и моя сводная сестра Роза, на год- полтора старше меня.

Я, конечно, опять отвлеклась от автобиографических подробностей. Но мне обязательно надо было рассказать о пустыре, который в годы маминого второго замужества был местом ее душевного отдыха, местом наших редких уединений в особо трудные и грустные моменты её новой жизни, где я узнала много о своей биографии, папе, маме и даже немножко об их близких. Пустырь был нашей «отдушиной», прежде чем наступила хоть какая-то адаптация к новой обстановке.

Года полтора или два спустя вышла замуж – как тогда считалось, удачно - Фаня и уехала в Подмосковье, где муж её работал в торговле. Постепенно начало спадать и напряжение в отношениях с сыновьями отчима. Старший, Сёма был младше Фани на полтора года, а Лёва младше брата на два года. Сёма через некоторое время уехал в Днепропетровск – он имел склонности к технике и получил работу на каком-то заводе. Там он потом женился и жил с семьей до самой войны. На какие-то курсы в Харькове с трудом поступил Лёва. С трудом – потому что был не рабоче-крестьянского происхождения. Приезжал на каникулы или если заболевал. По окончании курсов уехал к Фане в Подмосковье. В 1933 или 1934 году, когда мы уже жили в Днепропетровске, Фаня сообщила, что он тяжело заболел. Отчим сразу же поехал туда, но через несколько дней вернулся, уже похоронив его.

После отъезда из села старших, из детей мы с Розой остались вдвоём. Она на год раньше меня пошла в школу, но случилось так, что и она, и я заболели т.н. детскими инфекциями – корь, скарлатина – и Розе пришлось, пропустив много занятий, начать первый класс снова. Так мы оказались в одном классе. Жили дружно – вместе играли, вместе демонстрировали свои «таланты» представлениями, доставляя удовольствие взрослым, вместе бегали с подружками, готовили уроки.

Перед моим поступлением в школу возник вопрос о фамилии. И тогда в сельсовете вместо моей фамилии Шапиро узаконили фамилию отчима Равич, а заодно и имя мое – Мириам - заменили на «понятное» Мария.

13.12.2018 в 14:37
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
Events
We are in socials: