authors 724
 
events 107830
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Anna_Olenyna » Дневник - 9

Дневник - 9

21.09.1828
С.-Петербург, Ленинградская, Россия

   <Пятница> 21 Сентября <1828>

   Вчера к обеду приехал к нам милой благородной Алексей Петрович Мичурин. Он приехал прощаться, и это слово одно заставило меня покраснеть. Je ne sais, quel sentiment il m'inspire. Ce n'est pas de l'amour -- non! Mais c'est un sentiment, qui en approche. Il est bien plus fort que de l'amitié. Et je ne puis mieux le comparer qu'au sentiment, que je porte à mes frères. Oui! c'est justement cela. Je l'aime comme un frère... Et lui? il m'aime... plus tendrement...

   J'écrirai absolument son histoire, elle est trop intéressante pour ne pas le faire et puis je dois écrire car je deviens paresseuse.

   (Я не знаю, какое чувство он мне внушает, но это не любовь, нет, это чувство, которое к ней приближается, оно значительно сильнее, чем дружба, и я ни с чем другим не могу его сравнить как с чувством, которое я испытываю к своим братьям. Да, это именно так. Я его люблю как брата. А он? Он любит меня... еще нежней...

   Я непременно напишу его историю, она слишком интересна, чтобы не сделать это, и к тому же я должна писать, потому что становлюсь ленивой.)

 

   Как я его люблю, он так благороден! так мил! Вчера, сидя возле меня, сказал он: "Боже мой, как мне не хочется ехать!" Я стала над ним смеяться. "Но вы не знаете, как мне грустно разставаться с Приютиным, -- потом, -- Вы удивительная женщина, в вашем нраве такие странности, столько пылкости и доброты. Что меня убивает, это то, что не могу сказать вам одной вещи, вы все мои секреты знаете, а этот я не могу вам сказать, а это меня убивает". Я же догадалась, что такое, но не сказала ему.

   Он писал мне <на> браслет<е> по Монгольски, но сам не знал что, говоря, что не смеет мне то написать, что у него в голове, и написал то, что я не могла разобрать, хотя он <сказал, что> это был компримент. У нас пошла переписка на маленьком кусочке бумажки. В последний раз, как он здесь был, он выпросил у меня стихи Пушкина на мои глаза[1]. Я ему их списала и имела неблагоразумие написать свою фамилию, также списала стихи Вяземскаго[2] и Козлова[3], и Пушкина. Я написала ему на бумажке просьбу, чтоб он вытер имя мое, и, когда спросила, сделает ли он это, он сказал: "Неужели думаете, что не исполню Вашего малейшого желания". Я извинилась тем, что боюсь, чтоб они не попали в чужие руки: "Ах, Боже мой, я это очень понимаю и исполню". Он просил меня беречь его саблю, и я ему то обещала. Недавно подарила я ему своей работы кошелек, и он обещал носить его вечно. Наконец стало поздно, и Маминька стала просить его, чтоб он оставил ей сочинение Рылеева[4]. Он на то не скоро согласился, но наконец отдал мне его; тогда я схватила эту щастливую минуту, когда разтроган он был, и просила его, чтоб оставил он Батюшке под запечатанным пакетом все дела, касающиеся до:[5]. Все -- брат Алексей, приехавший в тот день из деревни[6], Маминька и мы все стали упрашивать его. Он представлял нам свои резоны, мы -- свои, наконец он уверил нас в самом деле, что он прав и дал мне слово, что положит все в пакет, запечатает двумя печатями и, приехавши в армию, отдаст сам генералу Б:[7]. "Чтоб доказать вам, как благодарен я за ваши ко мне попечения, то признаюсь, что у меня есть стихи от них, и я сожгу их. -- Зачем, -- сказала я, -- положите их в пакет и отдайте отцу, он, право, сохранит их и возвратит, когда вы возворотитесь". Но он не хотел на то согласиться, но обещал разорвать их. Наконец пришла минута разставаться: у меня сжалось сердце. Я сидела возле него, мы все замолчали, встали, перекрестились. Он подошел к Маминьке прощаться, я отошла к столу, потому что была в замешательстве. Потом подошел ко мне и поцеловал у меня руку. В первой раз я поцеловала его щеку и, взяв его за руку, потрясла по Англицки. Он простился с Алексеем и опять пришел ко мне, мы опять поцеловались, и я пошла к себе. Тут я нашла его саблю, завернула в платок и спрятала. Тут вспомнила я, что надобно написать Анне Ант<оновне>[8]. Он был у Алексея в нашем коридоре, я велела просить его подождать. Написала ей и ему маленькую записочку, в которой уверяла об сохраности сабли, просила прислать браслет и окончала сими словами: "Бог да сопутствует вам". Я стала молиться Богу, молилась за него и поплакала от души. Долго смотрела я в мглу ночную, слушала и, наконец, услышала шум его коляски; хотела знать, по какой дороге он ехал: по косой, по той, что я ему советывала. Шум утих, я перекрестилась и заснула. Несколько дней перед тем он был у нас и, когда уехал, то я слышала, что по косой дороге. Когда же приехал он прощаться, я ему то сказала, он отвечал: "Вы ведь приказали мне по ней ездить, и я слушаюсь".

 



[1] ...стихи Пушкина на мои глаза -- речь идет о стихотворении "Ее глаза", написанном А. С. Пушкиным в начале мая 1828 г.

[2] ...стихи Вяземскаго -- 7 мая 1828 г. П. А. Вяземский писал жене: "День кончил я у наших Мешерских <...> Вечер очень удался, и плясали мы до утра, так что ни одной свечи не было <...> С девицей Олениною танцевал я pot-pourri и хвалил ее кокетство: она просила меня написать ей что-нибудь на опахале; у вас в Пензе еще не знают этого рода альбомов. И вот что я написал:

 

   Любви я рад всегда кокетство предпочесть:

   Любовь -- обязанность и может надоесть:

   Любовь как раз старье: она всегда новинка.

   Кокетство -- чувства блеск и опыт поединка.

   Где вызов -- нежный взор, оружие -- слова.

   Где сердце -- секундант, а в деле голова".

                                             (ЛН. Т. 58 С. 77--78).

[3] ...Козлова -- Козлов Иван Иванович (11.04.1779--30.01.1840), поэт. В молодости -- офицер Л, -- Гв. Измайловского полка. В 1816 г. был парализован, в 1821 г. ослеп. Знакомство с Олениными относится к 1825 г., когда вышла в свет поэма Козлова "Чернец". А. Н. Оленин писал В. А. Олениной в Воронеж о первом визите Козлова 28 февраля: "Мы познакомились с милым и истинно, как говорят, прекрасным человеком. Это некто Иван Иванович Козлов, слепой и безногий, о котором ты часто слыхала от Н. И. Гнедича. В этом человеке точно совершилось то, что сказано в священном писании, что господь умудряет слепцы! Он у нас уже два раза был и свои сочинения читал". (РО РНБ, ф. 542, е. х. 884). В 1828 г. Козлов посвятил А. А. Олениной стихотворения "К А. А. Олениной. (При посылке элегии К Тирзе") и "К Тирзе (А. А. Олениной)". Оба были написаны в 1828 г.

[4] ...сочинение Рылеева -- В оригинале под словом "сочинение" рукою О. Н. Оом вписано: "и письма". В парижском издании напечатано: "сочинения и письма Рылеева". О каком сочинении идет речь, неизвестно.

[5] ...все дела, касающиеся до: -- В оригинале пропуск. Речь идет о декабристах.

[6] ...брат Алексей, приехавший в тот день из деревни. -- "Санкт-Петербургские ведомости", регулярно публиковавшие списки приехавших в Петербург, свидетельствуют, что между 19 и 23 сентября 1828 г. в столицу прибыл "Из Касимова служащий в Коллегии Иностранных дел Надворный советник Оленин". В Касимовском уезде Рязанской губернии находилось родовое имение А. Н. Оленина Салаур, села Борки, Свинчус, деревни Погори, Шемякино; по 8-й ревизии в них числилось 1023 души.

[7] ...генералу Б. -- Т. Г. Цявловская, соглашаясь в этом с О. Н. Оом, полагает, что речь идет о генерал-адъютанте гр. А. X. Бенкендорфе, сопровождавшем в 1828 г. Николая I в действующую армию, куда направлялся А. П. Чечурин. Это вызывает, однако, серьезные сомнения: Оленины не рискнули бы, вероятно, принимать на хранение декабристские реликвии А. П. Чечурина, зная, что он собирается открыть свою тайну гр. Бенкендорфу.

[8] ...написать Анне Ант<оновне>. -- Анна Антоновна (ум. между 2 и 8 июня 1829), немка, экономка в доме Олениных в Петербурге, по-видимому, гражданская жена А. И. Ермолаева (ср. запись от 8 июня 1829).

25.05.2016 в 18:19
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
Events
We are in socials: