authors

947
 

events

136560
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » atoom » Маэль Исаевна - 3

Маэль Исаевна - 3

03.03.1991
Москва, Московская, Россия
Маэль Исаевна (слева) с Анастасией Ивановной Цветаевой, 1970 г.

Свою знаменитую книгу "Незавершенные работы Пушкина" Илья Львович Фейнберг посвятил жене и в посвящении своем написал: "Если бы не ты, Маэль, этой книги бы не было".

Без Маэли Исаевны не было бы и многих других книг.

Литературоведу Эмме Григорьевне Герштейн она помогла издать "Судьбу Лермонтова", рецензируя ее, отслеживая прохождение рукописи по инстанциям в издательстве "Советский писатель".

А вот что сказала сама Маэль Исаевна в дни столетия Анастасии Ивановны Цветаевой в интервью, данном корреспонденту "Московских новостей" незадолго до собственной смерти: "Ее "Воспоминания" - замечательная русская проза... Даже если бы описанное в "Воспоминаниях" детство не касалось дочерей Ивана Владимировича Цветаева, оно все равно осталось бы классическим образцом этого жанра... Ни один серьезный биограф Марины Цветаевой не может обойтись без книги ее сестры: помимо переданных в ней деталей, семейной атмосферы, облика юной Марины, о чем уже никто не расскажет, там приведены... ее стихи, о которых сама Марина забыла... Я предрекала "Воспоминаниям" огромный успех дома и за границей и счастлива, что оказалась права".Благодаря Маэли Исаевне в 1971 году увидела свет книга "Воспоминаний" Анастасии Ивановны Цветаевой. К публикации этой книги начальство издательства "Советский писатель" относилось скептически, чтобы не сказать трусливо. Пробить мемуары вернувшейся из ссылки женщины, да еще и сестры опальной поэтессы, - было поступком. Спустя годы Анастасия Ивановна Цветаева сказала: "...Мой прелестный редактор, без которой моя книга не вышла бы, - она все бои встречала грудью, она эту книгу родила; я ее только выносила..."

Зимой 1985 года в издательстве "Советский писатель" готовился к публикации сборник воспоминаний о поэте Павле Антокольском. Мой муж Андрей, внук Павла Григорьевича, был одним из составителей книги, он взял на себя и всю фактическую ее организацию. Редактором назначили Маэль Исаевну. Выбор не был случайным: Илья Львович Фейнберг и Павел Григорьевич Антокольский дружили с юношеских лет.

Неожиданно между составителями сборника возник конфликт. "Я против той узкой национальной политики, которую вы тут проводите!" - заявил Станислав Лесневский. Это значило, что "процентная норма", отведенная властями для авторов-евреев, была в сборнике превышена. Андрею и в голову не пришло заниматься подобной бухгалтерией, приглашая написать о деде его друзей и коллег - всех, кто хорошо его знал, любил, учился у него. Неизвестно, чем закончился бы тот конфликт, не вступись Маэль Исаевна. Весь удар она приняла тогда на себя. Ни одной еврейской фамилии вычеркнуть не позволила!

Работа над сборником воспоминаний закончилась, а мы не расстались и с тех пор часто виделись - вплоть до отъезда моей семьи в США летом 1991 года.

Ко всем своим человеческим и профессиональным достоинствам Маэль Исаевна была еще и очень хороша собой. Правильные, мягкие черты лица, синие глаза, а над ними, как облако, белые волосы - она рано поседела от всех выпавших на ее долю трагедий. И до преклонных лет сохранила она грациозную, изящную фигуру. С такой женщины картины бы писать! Но я не помню, чтобы она уделяла внешности своей чрезмерное внимание. И одевалась она хоть элегантно, но скромно.

У нее была ясная, красивая речь, очень своеобразная по манере - чуть протяжная. Как она говорила А-а-ня - с изломом в середине слова, - так больше никто не говорил.

Уже после смерти Маэли Исаевны в московском Центральном доме литераторов собрались на вечер, посвященный ее памяти и творчеству, ее друзья и коллеги, вспоминали... "В сказке у детей была волшебная гувернантка Мэри Поппинс, - сказал поэт Валентин Берестов. - А Илья Львович как бы женился на ней. Вот эта белизна - это не седина, а знак ее прихода из волшебного мира".

Пришел на вечер Владимир Боков, автор знаменитой песни "Оренбургский платок". В литературных кругах он известен и тем, что в начале войны вместе с Борисом Пастернаком провожал Марину Цветаеву в эвакуацию в Елабугу - в ту последнюю ее дорогу, которой она не вынесла. На том вечере он рассказал, как познакомился с семьей Фейнбергов в августе 1955 года. Он тогда только вернулся из сталинских лагерей, отдыхал в Дубултах, и там, в песчаных дюнах, на берегу моря, увидел "это чудо", "это дивное создание природы". "Маэль излучала такую энергию и свет! - сказал он. - И, конечно же, она была умна! С ней интересно было говорить обо всем - о литературе, о знакомых, просто о сегодняшнем утре!" Тут же возникли стихи:

Стихи во мне, как зверь, как вьюга, 
Как хвоя, как смола и ель.
Я с разрешения супруга
Хочу воспеть его Маэль.

Да, ею нельзя было не залюбоваться. Вспоминаю нашу первую встречу.

- А я вас такой себе и представляла, - сказала она.

- А я, - говорю, - представляла вас немного другой.

- Какой же? - в ее голосе прозвучала ироничная настороженность: так говорят с ребенком, может, и смышленым, но, кажется, преступающим границы дозволенного...

- Я не думала, что вы еще и такая красивая!

Она промолчала.

- Маэль Исаевна, можно я приду к вам еще? - спросила я в тот вечер, прощаясь.

- Приходите, Аня, буду рада.

30.11.2015 в 15:22

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: