authors

1073
 

events

149540
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Viktor_Barabanov » Путешествие в Китай - 19

Путешествие в Китай - 19

13.11.2012
Шанхай, Китай, Китай

Путешествие в Китай 19. Шанхай-сторона контраста

Во второй половине жизни моё отношение к городам стало чем-то схоже с отношением к женщинам - в первой. Одни вспоминаю с нежностью, хотя помню только запах, в другие робею поехать вновь, так как знаю, так хорошо уже не будет, а к третьим, достойным и красивым, неясно почему, остаюсь равнодушным и помню их как бы для счета, на тот случай, если вдруг спросят: "Бывали ли вы в West Palm Beach?"

А я отвечу, придав голосу обертональной бархатцы: "Случалось. Бывалс-с…" Никто, правда, не спрашивает.

Зато один престарелый и впавший в детство профессор философии, исполняющий в коридорах местной власти обязанности совести города, встречая меня в этих самых коридорах, вопрошает одно и то же:

- Витьк, Витьк! Ты всё по Шанхаям болтаешься?

 Я робко отвечаю нейтрально-риторически:

 - А почему бы и нет?

 На что получаю от профессора зубодробительное:

- Витьк! Во-первых, тебе уже помирать надо, а не по Шанхаям болтаться. А, во-вторых, где ты деньги берешь?!

Шанхай у профессора - собирательное понятие заграницы. Но первую трепку от патриарха в виде этого диалога я получил в ноябре 2012, вернувшись именно из Шанхая. Увы, Шанхай в моем восприятии оказался в третьей группе городов, то есть оставил меня равнодушным. Это равнодушие позволяет написать текст о Шанхае иначе, чем все предшествующие главы цикла «Путешествия в Китай». А именно, не используя эмоциональных окрасов повествования, т.к. равнодушие в этом случае означает отключение работы души и включение безэмоционального интеллекта. Но душа - сильнейшая составляющая литературного текста, потому что только душа дана нам Всевышним. А интеллект? Это кому как. Во всяком случае, ясно одно: в мои годы вопрос, кем и насколько щедро дана тебе способность мыслить, целесообразнее заменить вопросом: «Что от этой способности осталось в непрерывной борьбе со склерозированием микрососудов головного мозга?» Нижеследующее изложение покажет.

 Шанхай, каким я его увидел, не город контрастов, в отличие от большинства других городов мира, соперничающих с ним богатством, размахом и красотой. Шанхай - сторона контраста. Может быть, самая яркая и, при этом, чисто китайская, в отличие от Гонконга и Сингапура, которые тоже ярчайшие, китайские, но не чисто…

Шанхай - сублимированное воплощение современного выхода Китая на лидирующие экономические позиции в мире. И это лидерство мною субъективно воспринимается как мгновенно возникшая панорама небоскрёбов шанхайского Сити. У меня создалось впечатление, что весь город это - каменные конструктивистские джунгли, причем, многие здания еще и претендуют на какую-то архитектурную новизну. Сказать проще, в Шанхае господствует современная многоэтажная застройка. Сооружения XIX начала XX веков, в частности, набережная Бунд с ее знаменитыми зданиями колониального времени, как бы встроены в архитектуру небоскребов, а где-то еще ниже, на уровне матушки-земли запрятались рынки, узкие исторические улочки, сады и монастыри старого Шанхая. Словом, процветающий Шанхай это - небоскребы… У меня даже стало казаться, что их нет нигде в мире больше, чем в этом китайском городе. На самом деле это не так.

К примеру, уже в ХХI веке, в самом центре Москвы, видимо, как символ ныне утраченной веры в то, что Россия может удвоить ВВП за десять лет, было построено небоскрёбное Moscow City. Этим Сити москвичи гордятся, как фактом причастности к миру перспектив, свободы выбора и возможности взглянуть на иных (тех, кто внизу) свысока. Так вот, Шанхай это - Сити, превосходящее московское в сотни, а, может, и в тысячи раз… Так мне показалось. Факты же говорят о другом. По количеству высотных сооружений Москва - на четвертом месте в мире, а Шанхай на восьмом. Чем объяснить мое визуальное заблуждение? Ну, проще всего, ярлыком безродного космополита, ненавидящего Рассею, который на меня навесил бы упомянутый выше философ - «совесть города», прочитай он эти мои пасквильные измышления. Но философ давно уже ничего не читает по причине никчемности такого занятия. Я же предполагаю иное.

Что такое небоскреб, никто точно количественно не определил. Просто потому, что некому, да пока и незачем. Но в информационном пространстве, где подобные вопросы поднимаются, сложилась примерно такое положение вещей. Небоскребы - это сооружения высотой от 100 метров и более. А высотное сооружение (но не небоскреб) имеет высоту от 30 и до 100 метров. Когда же начинаются подсчеты, какой город круче в смысле наличия высотных сооружений, то все конструкции от 30 метров включаются в статистику… Словом, московские двенадцати- и четырнадцатиэтажки идут в зачет высотности… На шести тысячах квадратных километрах шанхайской агломерации таких «высоток» попросту нет. Есть малоэтажные трущобы, а уж если высотка, то этажей 25, как минимум… Да и построены все шанхайские небоскрёбы в последние 10-15 лет, а потому почти каждая супервысотка претендует на архитектурную изюмистость, побыв хоть какое-то время в чем-то самой-самой.

Может, в этих своих рассуждениях я допустил ошибку. Но это для беллетризованного текста простительно, хотя бы потому, что, поднявшись на смотровую площадку телебашни «Жемчужина Востока» я границ Сити не углядел. Бесконечный лес высоток головокружительно уводил взор за синюю даль горизонта. Эффект этой бескрайности еще более усилился, когда я перешел на кольцевую обзорную площадку с прозрачным полом. Там большинство посетителей воспринимали стеклянный пол как аттракцион на проверку степени высотобоязни. Что чувствует человек, когда стоит над пропастью на стекле? Разное, наверное. Мне лично захотелось петь. Я и пропел китайцам: «…небоскрёбы, небоскрёбы… А я маленький такой»…

Хотя, вообще-то, я не маленький, и шанхайцы не маленькие, скорее, наоборот. Нигде я не встречал столько народа ростом больше двух метров… Словом, для молодых шанхайцев дефицит белка в пищевом рационе - история, вынесенная за границы крупных городов в сельские районы. Там по-прежнему сотни миллионов китайцев малы ростом и хрупки костяком от нерационального питания и уродующего чрезмерного физического труда. Впрочем, голодных китайцев мне увидеть не довелось. Жители Шанхая сильно европеизированы. Как бы это выразится пополиткорректнее? Ну, лица их китайские, облик - европейский. Вот типичный пример. В пекинском метро мы не смогли добиться от китайцев разъяснений, как пользоваться билетным терминалом, некоторые из них, похоже, сами в такой помощи нуждались. В шанхайском - при первой же заминке нам предложил помощь молодой человек и на хорошем, главное понятном, английском всё разъяснил…

Мы провели в Шанхае несколько дней. Гуляя вечерами по французскому кварталу и набережной Бунда, с эффектно подсвеченными ампирными зданиями колониальной застройки, на которые из-за реки отбрасывал яркие огни высоток деловой район Падун, с его знаменитыми супернебоскребами, похожими то на открывашку для газировки, то на чудовище из кинофильма «Война миров» по мотивам романа Герберта Уэллса.

Говорят, в Шанхае есть все. Даже свободная коммерческая любовь, несмотря на официальную коммунистическую идеологию государства, призывающую китаянок заниматься сексом только по любви (в крайнем случае - за еду), но ни в коем случае - ради денег. Подтверждение этому факту я нашел. Бесплатно сфотографировался с проституткой. Правда, с бронзовой. Памятник их нелёгкому труду встретился неподалеку от отеля, в котором мы жили…

А вот знаменитый шанхайский специалитет – рисовые пирожки с крабовым мясом, мы так и не попробовали. Путеводитель утверждал, что они продаются, как в Нюрнберге сосиски, - на каждом шагу. Подтверждаю, сосисок в Нюрнберге и впрямь поесть на улице не проблема, а вот крабовых пирожков в Шанхае так и не встретили. Зашли даже в дорогой ресторан. Напугали метрдотеля то ли моим умением объясняться по-китайски, то ли по-английски. Когда же я ткнул пальцем в фото путеводителя, где про эти пирожки написано, китаец развел руками и пояснил, что они продаются исключительно на улице… Через пару дней я заскучал, несмотря на то, что город красив и многообразен. Дневные прогулки по «историческим» улочкам и антикварным лавкам порождали ощущение некоторой искусственности среды. С той лишь разницей, что, в отличие от других китайских мегаполисов, в Шанхае именно историческая среда показалось мне искусственной в окружении современных объектов.

По большей части (если не весь) медно-латунный антиквариат, до которого охоча моя супруга, был либо новым ремесленным ширпотребом с немудрящими приемами его состаривания, либо очень дорог, что вовсе не гарантировало древности (ценности) последнего. Старые улицы также были антурожированны всяческими фокусами стилизации. Кое-где стояли старые или даже старинные велосипеды, намертво приваренные к вбитым в стену (в асфальт) скобам. На проводах электропередач сушилось белье. Выглядела такая деталь забавно и где-то красочно. Да и развешивание белья на пятиметровую высоту с помощью специального приспособления-шеста - зрелище весьма любопытное. Справедливости ради поясню, что белье вешалось все же не на провода высокого напряжения, а на оптоволоконные кабели. Но, так или иначе, в процедуре этой чувствовалась некоторая нарочитость-показушность. Если же притушить мою критическую придирчивость перенасыщенного впечатлениями туриста, можно просто сказать, что наступил момент, когда стандартные туристические услады все чаще будили в памяти строки типа грибоедовских: «когда постранствуешь, воротишься домой и дым отечества…». Или, выражаясь ещё проще и яснее, на ум приходило: «А не запить ли по-настоящему, мотивируя это тоской по Родине».

05.12.2020 в 21:05

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: