authors

1073
 

events

149591
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Gennady_Chergizov » СВВАУЛШ-77 - 15

СВВАУЛШ-77 - 15

20.09.1974
Сунжа, Республика Ингушетия, Россия

на фото: - аэр.Слепцовск - 09.74г. Н.Роганин, Н.Ларский, Ю.Артюхов, В.Балабанов, А.Бельков, Е.Шманёв, С.Шишкарёв.

 

 

I. 1-ый курс. Гл-14. Посадка без двигателя

 

   Погода неважная, видимость 4 – 6 км, но летаем. Летал я с Владимир Фёдорычем в зону – сделал несколько боевых разворотов, после выхода из зоны тот показал мне бочку. Последние три заправки я сидел на «воздушной обстановке».

     На подъёме был Миленко, повторил нам подъём. Сегодня предварительная. У меня одна заправка по 9-му Упражнению и одна «сам» по 12-му. У Филипенкова завтра три заправки. Собрали бюро, выписали решение – С. гнать из комсомола. Вечером у солдат смотрели четвёртую серию «Последний рейс Альбатроса».

 

     Полёты начались сразу. Я на два часа отправился «наблюдать за воздушной обстановкой». Слетал с Теребилиным в зону. «Сам» не успел, забили шестую заправку и вдобавок ко всему Ткаченко при заправке самолёта облил меня керосином. Бырка, солдат с КЗА принёс кассету к ФКП, использовать её не удалось, попробую в следующий раз.

     Пришли с полётов и узнали, что Гонтаренко с Филипенковым должны ехать в Ставрополь на Совет училища. Филипенков сделал сегодня два контрольных полёта и ему комэск сказал:

     - Всё, хватит, нет смысла тебя возить!

 

     Я заступил в наряд по эскадрилье. Филипенков с Гонтаренко уехали, несколько человек поехали их провожать. На тумбочке несколько раз меня ловил Миленко за то, что я ухожу с неё. Но обошлось.

     И снова Миленко гоняет меня на тумбочку. Стоял с трёх часов до пяти, хотя и не должен был, это всё из-за Миленко. Всех, кто не летает, заставили убирать листья, пахали до часов девяти. Пришёл Ларский с аэродрома и рассказал, что Пушкин и Горбачёв посадили самолёт без двигателя, полёты забили.

 

     Должны прилететь из училища Крюков, Иевлев и инженеры. Принесли из магбюро магнитофон с записью радиообмена. Луканин, Осецкий, Стрыгин, Миленко прослушивали доклады. Наконец, пришли с полётов все. Горбачёв рассказал, как было дело. Были они в западной зоне, при выполнении горки тахометр показал низкие обороты. Пушкин спрашивает у Горбачёва – «Ты зачем обороты убрал?» Тот отвечает - «Я не убирал». Стало ясно, что встал двигатель. Доложили РП. Высота у них была 2500 м, установили скорость 250 км/ч, планировать стали в сторону аэродрома. Произвели повторный запуск, двигатель запустился. Но, при увеличении оборотов, снова встал. Запустили ещё раз с ИК (Изолирующий Клапан), никакого результата. РП дал команду всем Гидрантам прекратить разговор. И тут Фантом вылезает со своим докладом о шасси. Выполнили они третий разворот на 1000 м. Четвёртый выполняли на 400 м над станицей, перед четвёртым разворотом выпустили шасси, после разворота – закрылки. Высоты было многовато, планировали после четвёртого со скольжением. Сели на середине полосы, у самого конца полосы самолёт остановился. До самой посадки их сопровождал Осецкий со Зверевым.

 

     Прилетели из училища полковники Крюков и Здатченко, командир нашего полка Иевлев и инженеры училища. Наши ушли в кино в станицу на фильм «Апачи».  Вечером в клубе смотрели фильм «Здравствуй и прощай». Отбой был раньше. Ответственный в казарме – инструктор Бочарников.

     Зайцев, Череповский и я сразу после завтрака ушли в баню. В станице купил книгу «Вам взлёт» - Маркуши, я её ещё в детстве читал, в другом издании. Отличная книга. Смотрели у себя фильм «Место встречи – Женева». Пронин устроил проверку, а потом предложил побеседовать об авиации и прочем. Мы поддержали и «пробеседовали» часа два. После ужина до самой проверки сидел в ленкомнате, читал «Вам взлёт».

 

     На разводе Осецкий сказал, что завтра летаем, а после завтрака нас «погнали» на физо – оказывается, полёты забиты до 16-го включительно. Приказ Командующего авиацией ПВО. Мы с Лазаревым подходили к Осецкому насчёт «поехать домой», но – глухой номер. Неизвестно из-за чего забили полёты. Наши говорят, что где-то под Киевом погибли трое лётчиков, но это ещё не точно.

     Пошли в кино «Чудаки». Не фильм, а бред сумасшедшего. После фильма остались чистить картошку – холодно. Ваня Горбачёв и Пушкин уехали в училище в лазарет на обследование. Это из-за посадки без двигателя. За Ваню остался Дзюбинский. Завтра едем «на помидоры».

 

     Подъём в 5.30, потом в столовую и после развода поехали в Ассиновку на уборку помидор. Налетели на помидоры, изрядно «нагрузились» ими. А уже после приступили к работе. Убирали до часу дня.

     Прилетел из училища генерал Карданов со «свитой», пробыли здесь недолго. Целый день мы ничего не делали. После отбоя играли в ленкомнате с Юрой Обуховым в шахматы.

     Фантом утром разбудил всех и орал во всю глотку, что идёт дежурный и Кондратенко. Но это была очередная провокация с его стороны. Кондратенко не пришёл до самого завтрака. Ходили на стоянку, проторчали там до одиннадцати часов. Временный «отбой» полётов объяснил так, – в полках авиации ПВО произошёл ряд катастроф, три человека погибли. После обеда предварительная. На наше звено всего три самолёта, у меня завтра одна заправка по 9-му Упражнению. Больше половины нашего звена не летает. Полищук ходит, собирает по полтора рубля, «для командования». Собирается с Лазаревым поехать в Грозный. Мы в нашей группе скинулись по 8 рублей для подарка нашему инструктору

.

     Завтра полёты с 10-ти часов и завтра же должен прилететь Крюков и ещё кто-то. Сидим в ленкомнате - Чураков, Бакаев, Ткаченко и я – «балдеем» под магнитофон.

     Узнали – полётов не будет, - «Москва запретила». Провели «наземку» к 21-му, 22-му и 23-му Упражнениям. Завтра полёты должны быть. Видимость с самого утра была просто изумительной. Был виден Главный Кавказский Хребет и Казбек. Плановую таблицу оставили без изменений.

     После обеда спали. У меня в столовой снова «увели» пилотку, когда чистили картошку. Зверев с Серенковым где-то «откапали» такую крупную, что мы её «кончили» минут за 25. У курсантов со второй эскадрильи я купил «по случаю» фиксаж и проявитель на полтора рубля.

 

     На завтраке Осецкий выгнал Артюхова со столовой за то, что он «рассуждал» кому положено есть, а кому не положено. Пришёл Теребилин и сказал, что мы не летаем, так как врач его не допустил к полётам. Его и Пронина. (Давление, наверное, «высокое»). Наша группа будет сидеть сегодня на «воздушной обстановке». Сегодня, как выразился Луканин, - показательный лётный день, - должен прилететь Крюков. Луканин сегодня   РП.

     Но был сегодня у нас такой день, какого ещё не бывало – на 112-ом самолёте заброс ТВГ (Температура Выходящих Газов), на 119-ом лопнул шланг гидросистемы – выпускали шасси и закрылки аварийно, на 110-ом у Лопатька не убирался один механический указатель шасси, на 114-ом у Лазарева отказ радио. И, в завершение всего, на СКП отказали обе радиостанции - основная и резервная. Основная работала только на передачу, резервная – только на приём.

     Мы с Васей Кукуевым сидели в квадрате и играли в морской бой. Швец, за то, что мы его не пускали за стол, пообещал нас нарисовать в «Боевом листке». Мы его, конечно, предупредили. Я ушёл на «воздушную обстановку», почти ничего не делал – самолёты садятся редко, летают только в зоны.

 

     На «Ил-14» прилетел Крюков и несколько инженеров, будут газовать 107-ой самолёт, на котором был отказ. Когда уходили, с Фантомом, он сидел наблюдающим за шасси, попросились у экипажа посмотреть кабину «Ил-14» - старо, но интересно.

     Пришло письмо от Филипенкова – ему не дали ни «академички», ни отпуска. Будет дослуживать в СА, а там – гражданка.

     Наша группа завтра не летает. Теребилина и завтра доктор не допускает к полётам. Я с Тихасом иду в наряд. Весь новый наряд пошёл в баню, в том числе и мы. Пришли из бани, а нам говорит Кукуев, что завтра летаем. У меня одна заправка со Скляровым по 9-му Упражнению и два полёта контрольных и одна заправка по 12-му.

 

     Сидел в ленкомнате, писал предварительную. Пришли Чураков и Фантом – «поддатые», я спросил у Олега:

     - Завтра летаешь?

 Он ответил:

      - А, ерунда, давление будет нормальное.

     Швец и Лопатько всё-таки «протянули» нас с Васей Кукуевым в «Боевом листке». Мы, естественно, выполнили предупреждение, и листок порвался о голову Швеца. К тому же я с Тихасом нарисовал «Молнию» на «редакторов». Получилась удачная. Лопатько распсиховался и сорвал её, к тому же чуть было не сцепился с Тихасом.

 

     Погода сегодня немного хуже, чем вчера, но всё равно – отличная. Наша группа едет со старт-нарядом на буксировку, на автобус я опоздал, пошёл пешком. Пронин – «больной», наша группа не летает, Скляров тоже с кем-то другим летит. И снова мы топаем на «воздушную обстановку». Пришёл в квадрат и завалился на жаре спать. Проспал полтора часа, пока мухи не замучили.

     Я с Тихасом иду в наряд. Сходил в ателье, забрал брюки Сани Горошко. Это, кажется, единственные брюки, которые сшили в этом ателье более или менее нормально. Бросили жребий – я иду дневальным. Сегодня фильм «Земля, до востребования», завтра – «Земляки». Офицеры собрались улетать в Ставрополь, за ними должен Ан-8 прилететь. Комэск сегодня сказал, что будем всю следующую неделю летать. Сейчас все точат из нержавейки или мельхиора самолётики на галстук, надо будет и мне за это взяться.

30.10.2020 в 18:13

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: