authors

977
 

events

140497
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Natan_Gymelfarb » О детстве и юности - 18

О детстве и юности - 18

07.08.1936
Красилов, Хмельницкая, Украина

На протяжении всех последующих лет учебы в школах я каждого нового учителя сравнивал с Муром . Он как бы служил эталоном для оценки учительского мастерства. С большим уважением я всегда относился к учителям, которые владели искусством передачи своих знаний детям и вызывали у них интерес к предмету. И наоборот, когда встречался учитель без души, без умения, а порой без достаточных знаний и пытался что-то внушить ученикам, он вызывал во мне возмущение и негодование. Он ведь не учил, а мучил детей, вызывая у них отвращение к предмету. К сожалению, таких бездарных учителей было много, а может быть и большинство.

Этому способствовало сложившееся в стране положение при котором специальность учителя была мало престижной по сравнению с другими специальностями, которые получали выпускники технических, медицинских, экономических, юридических и других высших учебных заведений. Труд учителя оплачивался намного ниже труда инженера, врача, экономиста или юриста.

В то же время потребность в учителях при введении в стране всеобщего среднего образования была большой. Вот почему, наверное, в педагогические институты поступали не только, вернее не столько, выпускники школ, для которых учительство было призванием и мечтой жизни, а чаще менее одаренные, менее способные молодые люди, которые даже не пытались поступать в более престижные ВУЗы или не прошли там по конкурсу. Педагогические же институты принимали практически всех желающих, и все поступившие в эти ВУЗы студенты заканчивали их и становились учителями.

Трудно оценить какой социальный, экономический, моральный и иной ущерб наносился этим стране, ее экономике, культуре, науке. Сколько детских душ было искалечено и скольких талантов в различных отраслях знаний не досчиталось общество.

Но достаточно об этом и вернемся ещё раз к Муру. Да, он был учитель от Бога. Он вёл наш класс четыре года. Мы получали одинаковое удовольствие от всех его уроков. То ли это была грамматика, то ли математика, то ли еврейская литература. Мы боялись пропустить хотя бы один его урок, ибо понимали, что недополученное от пропущенного урока невосполнимо. Мы шли в школу, как на праздник. Я говорю «мы». потому что это повторяли без конца все мои соученики. На уроках была полная тишина, которую не осмеливались нарушить самые отъявленные шалуны. Говорил кто-то один. Один взгляд учителя заставлял повиноваться любого дебошира. Не помню, чтобы Лев Исаакович когда нибудь прибегал к помощи завуча, директора или родителей для убеждения или наказания нерадивых учеников. Хватало его авторитета. Любое его указание, просьба или совет были для нас законом.

Мур старался привлечь учеников к управлению учебным процессом и организации различных классных мероприятий.

Как я уже говорил, я в классе отличался от многих других ребят по возрасту и по багажу знаний, с которыми пришёл в первый класс. Лев Исаакович уже в первом классе поручал мне внеклассные занятия с отстающими учениками и я выполнял это поручение с гордостью за оказанную мне честь и доверие. Мне было приятно это делать и потому, что считал что заимствую у Мура опыт, который мне поможет в будущем стать настоящим учителем, подобным ему.

В памяти остались неклассные чтения, которые проводил Мур. Они были не обязательными, но посещали их почти все ученики нашего класса. Читали произведения еврейских писателей и поэтов. Лев Исаакович рассказывал об авторах - Менделе Мойхе-Сфориме, Шолом-Алейхеме, Льве Кассиле, Ицике Фефере, Переце Маркише, Давиде Бергельсоне, о молодых писателях и поэтах, недавно опубликовавших свои первые повести или стихи. Иногда он читал сам. Как он читал! Это уже был не учитель, а артист. Особенно хорошо читал он Шолом- Алейхема. Он весь преображался, менял интонацию, выражения его лица отображали чувства и настроения героев произведения. Мы слушали учителя затаив дыхание, сопереживая с героями повествования.

Но чаще читали мы - ученики. Он заранее поручал каждому из нас по очереди подготовиться к чтению определенного произведения. Мы брали в библиотеке книги, читали их дома и приходили на внеклассные чтения уже подготовленными. Помню, мне поручили прочесть рассказ Шолом-Алейхема «Два антисемита». Я тщательно готовился, несколько раз прочёл рассказ дома и прочёл его, как будто неплохо, стараясь во всём подражать учителю. Меня внимательно слушали, а Мур даже похвалил, но, объективно оценивая своё чтение и сравнивая его с тем, как это делал учитель, я остался недоволен собой и понял, что такое мастерство не приходит сразу и не каждому дано.

На наши внеклассные чтения часто приходили ученики старших классов, учителя, завуч и даже директор. Подобные внеклассные занятия стали проводить другие учителя, но как нам позднее рассказывали старшеклассники, такого уровня, как у Мура, литературные чтения в нашей школе больше никто организовать не смог.

А ещё помню наши классные стенные газеты. Их выпускали во всех классах. Была и общешкольная газета. Как правило, это были неинтересные, формальные издания, когда в деревянную рамку с постоянным заголовком, в соответствующие ячейки вклеивались статейки стандартной тематики - передовица о революционных праздниках или важных событиях в партии и государстве, которая занимала почти половину газеты и которую, как правило, никто не читал, и чуть-чуть о жизни школы и класса. Эти газеты выпускались, в основном, к праздничным датам, которых было достаточно много.

Наша газета заметно отличалась от других классных газет. Мур не любил шаблона и каждая газета, выпущенная в нашем классе, не только не была похожей на другие школьные газеты, но и мало чем походила на свою же предыдущую - имела другой внешний вид, оформление, содержание, а часто и формат. Мур не признавал деревянных рамок для стенных газет и мы делали газету на нескольких листах ватманской бумаги. Все делали сами: писали заметки, редактировали, рисовали. В выпуске газеты принимали участие почти все ученики класса. Некоторые ребята пробовали писать в газету небольшие рассказы и даже стихи, делали неплохие рисунки. Грешил этим и я. Написал стихотворение о нашем учителе, но Лев Исаакович мягко уговорил меня забрать его, так как газета должна писать больше о классе, школе, о нас - школьниках. По его совету я написал стихотворение об осени, которое он похвалил и его поместили в газету.

А ещё я пробовал рисовать. Однажды нарисовал портрет Будённого в газету, выпущенную ко дню Красной Армии. Я очень старался и портрет получился неплохим. Буденный был как живой - с усами, улыбкой, орденами. Муру он очень понравился и его поместили в газету. Это был первый портрет, нарисованный мною, который был удостоен такой чести. Хоть я позже ещё много рисовал портретов вождей и получались они не хуже, чем тот портрет Будённого, но их больше в газету не помещали. Мур пояснил мне, что директор школы сделал ему замечание. Он запретил детям рисовать портреты вождей. На это, оказывается, требовалось специальное разрешение.

Однажды в школе был объявлен конкурс на лучшую классную газету. Мы очень старались и выпустили большую, красочно оформленную и, как нам казалось, интересную газету. В ней были заметки о классной и школьной жизни, об увлечениях ребят, о предстоящих летних каникулах, о прочитанных книгах и многом другом, что нас волновало в то время. Были и стихи, и дружеские шаржи и юмор. Все газеты, представленные на конкурс, были выставлены в большом школьном коридоре для обозрения. Наша газета отличалась от всех остальных. Возле нее постоянно толпились школьники и учителя, все были единодушны в том, что это была самая лучшая по содержанию и оформлению газета. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что наша газета не только не попала в число призеров, которым были вручены премии, но и подверглась критике на учительском Совете за аполитичность. В ней, оказывается, ничего не было сказано о Сталинской конституции, проект которой тогда всенародно обсуждался. Премий были удостоены общешкольная и одна классная газеты, которые уделили этому событию должное внимание.

Решение жюри вызвало тогда всеобщее возмущение учащихся не только нашего класса, но и всей школы. Даже авторитета Мура не хватило тогда, чтобы успокоить нас и убедить в справедливости принятого решения.

01.07.2020 в 20:06

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: