authors

923
 

events

131100
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Madina » ПРЕДИСЛОВИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

28.11.1992 – 10.02.1995
Грозный, Чеченская республика, Россия
В холодные февральские дни 1995 года бомбимый и рушащийся Грозный облетела весть о гибели Мадины Эльмурзаевой — самоотверженной медсестры, которая оказывала помощь раненым и хоронила убитых в самый разгар боевых действий в Грозном. "Женщина, ставшая легендой" — так называлась публикация о ней в "Грозненском рабочем" в 1997 году.

 

 

 

 Две-три кратких публикации в местных малотиражных газетах — это все, что было написано тогда о Мадине. Но слава о ней опередила официальные признания. И если с кем-нибудь из жителей Грозного вы заговорите о Мадине, то, возможно, услышите: "А-а, это та, которая подорвалась на мине, вытаскивая убитого или раненого..."

 

 

 

 Мадина Эльмурзаева родилась в 1958 году в селе Лермонтов-Юрт, в многодетной семье Сайдали Ельмурзаева, ветерана войны. Есть люди, в которых с самого детства проявляется и ключом бьет неистощимый источник светлой энергии. Такой была Мадина. Отличница в школе, помощница в семье, радость родителей и окружающих. Она любила поэзию, писала стихи и рассказы, хотела учиться на филологическом факультете, но судьба распорядилась иначе. Мадина стала медсестрой. Работала в первой грозненской городской больнице, полностью отдавая себя делу сострадания и милосердия.

 

 

 

Когда в декабре 1994-го на Грозный обрушились ракетно-бомбовые удары, Мадина не покидала своего рабочего места и не допускала мысли куда-либо выехать из Грозного. В больницу поступали раненые. 30 декабря Мадина ушла на дежурство, где и оставалась до Нового года. В новогоднюю ночь — ночь штурма — жители города перебрались в подвалы. Из больницы невозможно было выйти: все пространство вокруг простреливалось. Новый год медсестры встретили в больнице.

 

 

 

Второго января Мадина Эльмурзаева, рискуя жизнью, вышла из обстреливаемой больницы, нашла месторасположение войск, объяснила, что в больнице мирные люди. Затем под белым флагом вывела медперсонал и больных, способных самостоятельно передвигаться. Часть людей она провела к Консервному заводу, откуда отправляли беженцев. Вернулась домой, но никого там не застала. Детей, племянников и сестру нашла в подвале детского сада, где, спасаясь от бомб, собралась вся округа: семьи со стариками и детьми из близлежащих многоэтажек. В детском саду был запас продуктов, кроватки и матрацы. Это очень выручило людей.

 

 

 

Но просто так отсиживаться в подвале Мадине было невмоготу: на улицах — трупы, в домах — раненые. Сначала Мадина попросила мужчин помочь ей захоронить трупы вокруг детского сада. Хоронили, предварительно описав отличительные черты погибших, если при ком-то находили документы — забирали. Потом Мадина стала ходить по домам — узнавать, не нуждается ли кто в первой медицинской помощи. Таких оказалось очень много. И Мадина организовала небольшую бригаду для такой вот повседневной работы: оказывать под обстрелом помощь раненым и хоронить убитых. Бригада получилась интернациональная. В нее вошли и чеченец Руслан Исаев, и русский парень Валерий Кривошеий, и армянин Карен Дадаян, — все, волей судьбы встретившиеся в одном бомбоубежище. Из белых простыней им сшили балахоны, из красных лоскутов — красные кресты. Такая одежда защищала от пуль, от произвольных задержаний.

 

 

 

В середине января российские военнослужащие стали выгонять людей из подвала детского сада. Угрожали, что закидают гранатами. Мадина попросила сестру уехать и увезти детей. В подвале садика обосновалась российская военная часть. А Мадина со своей группой перебралась поближе к Консервному заводу.

 

 

 

Небольшой домик, в котором они разместились, стал местом, куда люди шли за помощью. Каждый день Мадина перевязывала раненых. Лечить приходилось и российских солдат, и боевиков, но главным образом — тех, кто больше всего страдал от войны: мирных жителей.

 

 

 

В конце января группа Мадины получила официальный статус Красного Креста Чеченской Республики. Им выдали удостоверения, легче стало проходить через блокпосты.

 

 

 

Как свидетельствует последняя запись в дневнике Мадины Эльмурзаевой, 10 февраля были найдены остатки исчезнувшей накануне машины, выделенной Красному Кресту для работы. В ней погибли два сотрудника Мадины — Карен Дадаян и Асланбек.

 

 

 

Делая эту запись в своем дневнике, Мадина не знала, что за Кареном и Асланбеком наступает ее черед.

 

 

 

В тот же день она выехала в отдаленную часть города, в поселок Войкова, чтобы вывезти смертельно раненого человека, но нашла его уже мертвым. Когда Мадина положила на носилки тело, прогремел взрыв. Труп оказался заминирован.

 

 

 

Трое детей Мадины — Билал, Бэлла и Азамат — остались сиротами.

 

 

 

Мадина не раз признавалась своим близким, что боится умереть от случайной пули, хотя под пули шла, доверяясь судьбе. "Если уж смерть суждена, то лучше — чтобы при исполнении своего долга", — говорила она.

 

 

 

Это желание Мадины исполнилось. Но гораздо больше того ей хотелось жить...

 

 

 

Дневник Мадины Эльмурзаевой, сохраненный ее родными, начинают записи конца 1992 года. К бурным политическим событиям тех дней она относилась с тревогой. Мадина не сочувствовала вихрю идей независимости республики, критически относилась к политике Джохара Дудаева, но и в многочисленных митингах оппозиции тоже не участвовала. Для нее, ежедневно спасавшей жизни людей, "политические страсти" виделись опустошающим и разрушительным началом. "Что происходит в моей маленькой древней республике?.. Ведь идет самоуничтожение нации..." За полгода до начала войны она писала: "Что ждет Чечню? Я не вижу будущего, или мне страшно его представить".

 

 

 

Женщина верующая, знакомая с глубоким опытом молитвы, пишущая стихи и прекрасно владеющая словом — она не понимала, как можно пленяться жаждой наживы, власти или какой бы то ни было поверхностной идеей. "Мне жаль людей, которые не смотрят вслед журавлям и не желают им счастливой дороги, которые не замечают, как красиво падают листья и как прекрасно расцветают яблони весной. Мне их жаль — тех, кто не понимает вечность".

 

 

 

Политический хаос в республике тяжело сказывался на повседневной жизни с тремя детьми-подростками. Но Мадина не пыталась сменить низкооплачиваемую работу медсестры, и в нищете умела согревать и достойно воспитывать детей. Свободное время она посвящала книгам, стихам, дискуссиям о литературе в Доме Печати. С трепетом и восторгом она описывает творческий вечер поэта Апти Бисултанова в холодном, неотапливаемом зале за месяц до ввода войск и начала войны.

 

 

 

Всего десять листков тетради дневника успела исписать Мадина за два месяца войны, вплоть до своей гибели. Но эти строки написаны так, что вряд ли найдется человек, который прочтет их равнодушно.

 

 

 

Дневник Мадины Эльмурзаевой свидетельствует о тонком и трепетном отношении к жизни, о светлой и проникновенной душе, о человеке высоком, талантливом и одаренном.

 

 

 

Я надеюсь, что благодаря этой книге о Мадине Эльмурзаевой узнают далеко за пределами Грозного и Чечни.

 

 

 

Состовитель книги Елена Санникова.

 

 

 

Набрала "Дневник Мадины" в эл. версию и разместила его на сайте Мемуарист, а так же других порталах по истории, -  Полина Жеребцова.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

03.11.2019 в 13:28

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: